ВОЗВРАЩЕНИЕ В СВЕТ

«...Аллах — свет небес и земли. Его свет — точно ниша, в ней — светильник, светильник в стекле, стекло — точно жемчужная звезда. Зажигается он от дерева благословенного — маслины, ни восточной, ни западной. Масло ее готово воспламениться, хотя бы его и не коснулся огонь. Свет на свете! Ведет Аллах к Своему свету, кого пожелает, и приводит Аллах — притчи для людей. Аллах сведущ о всякой вещи!» (Коран, 24:35).

возвращение в свет

Глава первая

Адам шагал по просторной улице. Светило весеннее солнце. Обдавая ветром сыроватую землю и изнуренного пешехода пролетавшие со свистом посадочные площадки едва не задевали ограничители трассы и тротуары. Предстояло побывать в доме, где расположилось управление концерном «Ветер», в отделе, занимающемся производством новейших систем искусственного разума и межмировой транспортировки всех типов энергии. По мраморному крыльцу он подскочил к дверям, которые тут же разомкнулись. Оглядев нутро здания и сочтя его самым посредственным, он подошел к дежурному распределителю.
Всякий приходящий должен был назвать себя и лицо, к которому он хочет нанести визит, а также цель посещения. В точности исполнив указания робота-распределителя, он, наконец, получил право доступа в нужный кабинет. У этого здания не было коридоров и оно представляло из себя огромную трубу, уходящую на десятки метров вниз — под землю, и на сотни — вверх, стены которой и были кабинетами и залами. Лифт новейшего вида очень удобен! Вся внутренняя площадка трубообразного небоскреба и была им. Вниз и вверх сновали люди и другие существа, которых обычно называли исполнителями, и о которых мы еще упомянем. Мысленно скомандовав, Адам понесся на самый верхний этаж, подхваченный невидимыми носителями. Несущийся вниз исполнитель не налетел на него, а всего лишь окатил его увлекаемым вниз потоком воздуха. Это все потому, что распределитель мгновенно корректирует полет находящихся внутри цилиндра и не позволяет им сталкиваться. Через пятнадцать секунд Адам уже покачивался в воздухе перед дверью кабинета №3664. Он глянул вниз и пришел в восторг — чудесная картина жила под его ногами: площадка, в пол которой были вмонтированы мощные разноцветные прожекторы, собранные в порядке радужной гаммы, была совсем далека и по ней шагали люди. По вечерам, во время дождя или при туманной или снежной погоде величественное строение бывало особенно прекрасным: из верхней площадки, через искусственно-алмазные сантиметровые панели ввысь прорывается столб разноцветного света, который бывает виден со всех точек периметра города Москвы.
Будучи талантливым разработчиком и конструктором электронных систем Адам чувствовал, что возможно сегодня предопределится ход его дальнейшей жизни. И не ошибался. Отдел связей с другими организациями, так или иначе относящихся к разработке и выпуску новейших интеллектов решил пригласить его на работу. Адам Астафьев согласился на, эту встречу, так как ему давно уже надоело преподавание в институте. Сплетни, трескотня и пустые глаза сослуживцев. Изредка, удавалось вылетать на проведение практики куда-то к планетам солнечной системы. Такое положение вещей не могло устраивать Адама и он решил попытать счастья в другом отсеке общественной жизни. Попав внутрь большого кабинета, скорее похожего на небольшой зал, он был поприветствован уже предупрежденным о его визите начальником отдела, человеком лет пятидесяти по имени Анатолий Сантанович Рацкий;
— Добро пожаловать, господин Адам! Мы верили в вас и ожидали вашего прихода, поэтому приятно будет побеседовать, — произнес тот с улыбкой и бархатным баском.
— Да, вы знаете, я тоже рад был получить ваше приглашение и надеюсь, если мне понравятся ваши условия, начну у вас работать.
Стянув губы и удовлетворительно качнув лысой головой, начальник одобрительно ответил следующим образом:
— Ну, а, по сути дела...м-м-м...Долго изучав вашу личность и, установив, что лучшей кандидатуры найти невозможно для данного задания, концерн «Ветер» просит Вашего согласия на заключение долгосрочного контракта, по одному делу... — В чем заключается предполагаемая задача?
— Смею Вас уверить...— сделал паузу Анатолий Сантанович, — смею Вас уверить, что при соблюдении всех необходимых начальных посылок достичь искомого будет не так трудно.
— Что же я должен сделать? — переспросил более прямо наш посетитель.
— Сначала, извините за формальность, я должен взять с Вас заявление о неразглашении той информации, которую Вы услышите сейчас, — сказал он и изучающе посмотрел на собеседника, пришедшего в непонимание: «Как так? Тайна?! Ну, что ж! Всякая организация может иметь то, что относится только к ней, пугаться, пожалуй, не стоит».
— Хорошо, — ответил Астафьев, — я подтверждаю этот договор и обещаю не разглашать никому ничего касающегося решения данной задачи и самой ее сути.
— Отлично. Знайте, что в уровне достижения цели заинтересовано наше государство. Современная электроника мало чем отличается от электроники конца 20 века, в котором она впервые появилась. Известно всем — мы в тупике, миллиарды банковских единиц ушло на поиск выхода из него. Ни одна, из промышленных организаций не сделала, согласно нашим наблюдениям принципиального шага, вперед и, возможно, не сделает и в ближайшем будущем. Некая фирма «Барака» не относится к ним. На прошлой всеземной выставке электроники один из наших представителей случайно говорил с их человеком. Ему удалось выяснить, что некий палестинский электронщик из Кодса, (Кодс — Иерусалим) впоследствии погибший по странным причинам создал нечто неординарное. Он смог построить разумную систему более высшую, нежели человеческий интеллект. Его конструкция могла трансформироваться, познавать, общаться, но потом она вышла из строя — также темное дело. Система оказалась у «Бараки», но агенты выкрали ее, теперь это нечто мертвое и оно у нас.
— Извините, я перебью Вас.
— Да-да, пожалуйста.
— Каким образом ваш представитель узнал о системе? Случайно?
— Откровенно?! Он обладал способностью брать информацию из мозга со-беседника, и, следовательно, с источником на эту тему не говорил. Таких единицы, Ваша потенциальная разрешающая возможность, смею Вас уверить, — выше, потому Вы здесь. Как уже было сказано, Вы были под нашим контролем и наблюдением очень долго, — сказал Рацкий и потупил глаза.
— Как я Вас понимаю, Вы растили меня с младенчества, в нужном направ-лении, — недовольно пробубнил герой.
— Вы угадали. В количестве таких людей, как тот представитель, наш кон-церн очень заинтересован.Я не боюсь Ваших оценок наших действий, считая Вас разумным человеком. Итак, Ваша задача состоит в том, чтобы как можно больше узнать о жизни погибшего, о его детище и обо всем этом доложить. Платить будем очень хорошо, — все зависит от результатов. Сегодня вечером в 19:00, прошу сообщить решение. Если оно будет положительным, Вы ознакомитесь с делом поближе и получите конкретные указания.
— Сколько будете платить?
— Десять тысяч единиц в месяц.
— Я думаю, что начать работу с Вами можно.
— Замечательно! Если Вы уже приняли решение, то теперь настала пора увидеть предмет наших разговоров. Да, чуть было не забыл! Разглашение, неподчинение и дезинформация наказываются очень строго, — низким и тихим голосом рек Анатолий Сантанович.
— Согласен. Каким образом?
— Стерилизацией памяти от всего связанного с делом.
— Но где гарантия, что со мной не поступят так же, как и с человеком «Бараки»?
— Обо всем по порядку. У Вас впереди целый месяц сверхсекретных подготовок, этому и другим искусствам Вас научат. Затем Вы ознакомитесь с системой, и продолжите поиск на свое усмотрение. Давайте пройдем к экспонату. Они подошли к стене кабинета и проникли во внезапно открывшуюся ее часть. Проем исчез и они оказались в темноте.
Секунд через пять свет зажегся, и тогда Адам увидел абсолютно бесформенную полупрозрачную штуковину, переливающуюся пурпурно-красным цветом. Признаться, наш герой не был удивлен — век межгалактических сообщений сделал свое дело и он спокойно отреагировал на предмет при первом зрительном контакте.
— Хочу Вас сразу предупредить! Все возникшие сейчас у Вас чувства и предмыслия должны быть высказаны. Ваш интеллект и его воплощение очень чувствительны. Возможно, что самое незначительное ощущение будет первым правильным шагом. Пожалуйста, говорите! — спокойно произнес Рацкий.
— Объект внушает к себе любовь, я сочувствую ему, мне хочется плакать, он жалуется на заточение и просит не пересказывать эмоций. Он говорит, что давно ждал подобного мне. Теперь он молчит.
— Хм-мм-м...Мы считали его до сих пор мертвым! Спросите его, в чем дело, в чем причина такого его поведения?! — воскликнул разволновавшийся собеседник Адама.
— Это удивительно! Он говорит по-арабски. Проходит минута, и Адам вновь начинает:
— Он утверждает, что только что прочитанное им — из послания Божества всем людям. Это откровение было низведено с небес очень давно, неграмотному, но честному человеку через главного ангела-исполнителя Бога. Вновь читает. В этой книге спасение.
— Что с ним? Он может трансформироваться?
— Говорит, что нет.
— Почему?
— Он не знает этого сам. Переводит: «Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного! Скажи: «Открыто мне, что слушал сонм джиннов и сказали они: Поистине мы слышали Коран дивный! ...Говорил глупец среди нас на Аллаха чрезмерное. Мужи среди людей прибегали к мужам среди джиннов, и они прибавили им гнета. Они думали, как думали и вы, что Аллах не пошлет (людям) никого... И мы знали, что не обессилим Аллаха на Земле и не обессилим Его бегством. И мы, когда услышали про прямой путь, мы уверовали в Него, а кто уверует в своего Господа, тот не боится обиды и гнета...» Умоляет принять веру как и все покорные Творцу создания. Говорит про уничтоженные Богом города.
— Что это? Эта книга вручивших себя Богу? (т.е. мусульмане)
— Он говорит, что да.
— Они опять здесь! Как им удалось проникнуть в святая святых этой системы? Они знают ключ к ней? — Он называет себя Амином. Говорит, что создан не людьми, к нему нет ключа. Он боится. Просит о помощи. Просит нас уйти, иначе он погибнет. Быстрее на выход!...

Глава вторая

Вавилон. Древний город как всегда цветет. Эта весна наступила рано и первые признаки растительности уже рябили в глазах своей зеленью на фоне всеобщей коричневой серости и грязного, покрытого чем-то снега, лежавшего на дне ям и канав и не успевшего растаять. Орали и устраивали поединки птицы, текли ручьи и веяло первым сырым теплом. Маленький, со сползшей на глаза шапкой, белокурый мальчик по имени Сергей бесился под едва теплым солнышком со своими сверстниками. Они брызгались в холодных лужах талой воды, пускали кораблики и, бороздя эти мутные просторы, мерили их глубину. Родители Сергея — русские. Они исполняют здесь миссию исламского призыва в русской общине этого пятимиллионного города. — Серега! Ну-ка домой! Кушать!— крикнул отец мальчика из окна. — Не хочу! Еще немножко!— заканючил мальчишечка. — Давай-давай! Домой, живо-о! угрожающе прикрикнул папа. Тогда, пацаненок, надув губы, пошлепал к дому, что расположился рядом с космодромом. Перед самой дверью он заметил, что текший у крыльца ручей вдруг остановился и потек обратно, потому что земля под ним вдруг словно блинное тесто от всплывшего пузыря вздулась и образовала едва, заметный бугор, из-за которого вода и потекла вспять. Он, как всякий нормальный ребенок не мог отвести глаз от происходящего под ногами. Балансирующая урна, изменив свой наклон, скрипнула, и замерла. Ребенок не мог знать всей опасности, происходящего у их дома, поэтому он спокойно вошел в дом. А в это время на расстоянии нескольких миллионов световых лет от нашей галактики в ядре галактики NGС 1275 творилось что-то неописуемое. Оттуда по деканоновым каналам агенты концерна «Ветер» уведомили о том, что существует опасность взрыва ее ядра — квазара, грозящего уничтожить всю жизнь внутри ее сверхмощными рентгеновскими, а также эс-лучевыми потоками, об открытии которых стало известно только два года назад. Установлено также, что эти эс-лучи отражаются и ввиду их чрезвычайно высокого колебания, а также из-за плохо изученной смертоносной силы деструктурируют органические соединения. Во время опытов над тараканом, во время которых проводилось облучение этими лучами, тот растекся на глазах, и самое удивительное в том, что в течение десяти часов так же на глазах — у исследователей он достиг формы неизвестного существа той же массы, что и таракан. Остальные подопытные в конце концов становились такими же, но отличались лишь размерами. Их убили и в контейнере, в большом количестве захоронили. Лучи распространяются первые метры как самые обыкновенные, но затем они словно исчезают, поэтому считалось вначале, что они самоуничтожаются, так как приборы на большом расстоянии их не фиксировали. Но затем выяснилось, что это далеко не так. По деканоновым каналам, а возможно и по другим, еще не открытым они распространяются во все уголки Вселенной, не утрачивая своей смертоносной силы и уничтожая все живое. Верхи пришли в панику Сереженька поел и мама уложила его после обеда спать, перед сном он прочел молитву и случайно глянув в окно перед его глазами опять стала та же картина. Поверхность земли кругом в диаметр 20 метров снова вздулась в центре сантиметров на 10 и также как и в первый раз, загудела пугающим образом. Мальчик хотел было позвать родителей и сказать им, что ему страшно, но передумал, так как бугор и шум исчезли. Он быстро успокоился, а в это время за окном как ни в чем ни бывало галдели воробьи и сквозь затемнители, которые были на окнах, прорвался яркий весенний солнечный луч. Вот ребенок уже стал все забывать, его глазки засоловели и повернувшись на правый бок он быстро уснул. Мальчику снился цветной сон, такой красивый и уютный. Ему чудилось, что он с большим восторгом бегает за красивой черно-красной бабочкой — огромной-огромной! Казалось вот-вот и ему удастся поймать её, но всякий раз бабочка молниеносно увиливала от детских рук. Он даже смеялся, до того ему было весело. Но тут появилась большая грозовая туча и солнце скрылось, стало темно, тихо и страшно. Сережа, остановился и боязливо уставился на небо. Бабочка его теперь не интересовала, да и к тому же она успела улететь далеко. Он замер и в страхе пошевелиться глядел на небо. Внезапно из тучи вырвался сноп электрического разряда, грохнул с ужасающей силой и попал в мальчика. Тот проснулся в холодном поту и почувствовал, что у него затекла рука, страха уже не было, он понял что это был только сон. — Ма-ма! Ма-м! — потянул ребенок. — А-а, проснулся! Молодец! — и в распахнувшиеся створки прохода вошла улыбающаяся мама и протянула руки сыну. — Хорошо спал? —Находящийся на руках у матери Сережа, почему то не сказал: «Плохо», а просто промолчал. Прошел день и наступила ночь. Вавилон засыпал. Великий город прожил еще один восход и один закат, которые не принесли ему ничего особенного. Вместе с ним засыпали и Прохоровы. Была глубокая, ясная ночь и звезды светили сверхпоэтично, а их хороводами руководила полная, слепящая луна. В доме проповедника царила мертвая тишина. Но тут пробили старинные, реликвенные часы, которые остались еще от деда. Время было половина третьего ночи. Вдруг послышался небольшой стон, кто-то заворочался. Это был Сережа, которому вновь снился кошмар. Он опять стоял под накрывшей его тучей, так же улетала бабочка, снова он боялся пошевелиться и...молния ударила на этот раз не в него, а во вздувшуюся опять землю у дома, что излучала теперь колоссальный свет. От удара молнии она раскалилась до-бела и тогда небеса, и земля громогласно заявили на незнакомом, но понятном только мальчику языке: «Горе тебе, Вавилон! Господь твой сказал: «Разве обитатели городов были уверены, что к ним не придет Наша ярость ночью, когда они спят? Разве ж были уверены жители городов, что не придет к ним Наша ярость утром, когда они забавляются? Разве ж они в безопасности от хитрости Аллаха? В безопасности от хитрости Аллаха — только люди, потерпевшие убыток! Истинно — это покойные грешники, это — вы!!!» — орали камни, воздух и казалось даже звезды. Сережа, стонал, хныкал и тут совсем заплакал навзрыд, отчего проснулась мама и подбежала к сыну. — Сережа-а! Сереженька! Сереженька-а, что с тобой, сладкий мой? Проснись! Проснись! — взволнованно повторяла, мама, стараясь разбудить Сережу. Тот проснулся, но продолжал еще плакать, что-то бормоча и глотая слезы — Я здесь, вот я с тобой! Ну, ну-ну! Успокойся, не плачь! Что произошло? Страшный сон приснился? — Да-а! — плача отвечал мальчик. — Какой? Расскажи! — шептала мама. — Сначала я гулял, а потом гроза, а земля за окошком светилась, там все кричало и ругало наш Вавилон. — Как ругало? Что ты еще говоришь, маленький мой? — Вот как: «Горе тебе, Вавилон!...Там пели Коран, они сказали в конце? «это — покойные грешники, это — вы!!!» — выговаривал пацаненок. Анастасия Павловна бросилась к мужу, чтобы его разбудить. Будучи глубоко верующей, вручившейся Богу, она поняла, что Тот решил уничтожить их город за неверие и разврат. Увы! История ничему не научила ни одну из цивилизаций разумных существ. Редко она помогала и людям. — Григорий, вставай! Срочно улетаем куда-нибудь подальше от нисходящих на этих проклятия! Бежим! — кричала, она. — Анастасия, мне снился кошмар! Быстрее бежим! — как будто и не спал быстро ответил муж. — Сыну тоже! Летим! — крикнула она, хватаясь за одежду и ища документы. В спешке одевшись, семья села в машину и взлетела. Через минуту полета на предельной скорости у западной черты города, они остановили машину и зависли над городом, на километровой высоте. «Скомандовав бортовому о приведении машины в состояние «Контроль» и «Автоматический маневр», Григорий Константинович — молодой, голубоглазый блондин связался только с верующими в Единого и предупредил их об опасности. Это оправдано. Разве заслуживают спасения люди, последовавшие за своими страстями? Через автопереводчик проповедник говорил: «Внимание! Братья, всем угрожает опасность. Мы — я и мой сын, видели сон, в котором получили прямое предупреждение. Умоляю вас верить!... Быстрей! Просыпайтесь! Творец предупредил моего сына о наказании, нисходящем на наш город. Он невинен и не достиг половой зрелости. Мы обязаны ему верить!...» — раздавалось в домах вручившихся. И в тот же миг в небо города, взлетело несколько сотен площадок-машин. Прошло минут пять, но пока еще ничего не произошло. Безмолвное небо не внушало никаких опасений. Город спал. Дежурный на станции по наблюдениям за аномалиями во внешней среде, сокращенно СНАВС, ничего не заметил. Впрочем, в последнее время чем-то новым наука по предсказаниям катаклизмов не могла, похвастаться. Как и всегда, катастрофа приходила нежданно-негаданно. Слишком поздно люди спохватывались и слишком страшно умирали. Огромный город словно ушел под землю,— центр его прогнулся и треснул. Земля осветилась огромной, огненной дырой, откуда вырвался рев ужасающей силы, разбившей все стеклянное на 5 миль по оба берега гигантской трещины, от которой поползли змейки других уронивших в свои провалы большую часть Вавилона. Остальные строения были разрушены невиданной силы взрывом с эпицентром в космодроме, там, где находился дом исламского проповедника. Смерч из плазмы вынырнул из земли и коснулся огромного шарообразного водяного бака. Шли разрушены все здания. Погибло все население. Подобной катастрофы Земля не знала, с момента, появления человечества на ее поверхности. Она длилась ровно 15 секунд, и была названа «Конец мира». А в это время площадка Прохоровых мгновенно среагировала на изменение эфира в момент появления сверхтемпературной плазмы и с тяготеющим ускорением 40 километров в секунду ринулась прочь от жившего еще 12 секунд назад, а через 3 — уже униженного города.

Глава третья

Руководители «Ветра»в составе 3562 человек собрались на экстренное совещание по поводу происходившего в NGС 1275. Дело в том, что из нескольких десятков тысяч населенных планет всех звездных систем Галактики Сейферта NGС 1275 более 95% среди них принадлежит данному концерну. Сей кусок Вселенной дорог «Ветру» и составляет 30% его владений. Современная компания при условии абсолютного господства не менее, чем на трех планетах, минимальная, суммарная масса которых должна, быть не ниже 1800072 кг получала права на владение всеми доступными видами вооружений. «Ветер» уже давно перевалил за эту отметку и является государством-монополией, которую в шутку называют «Новым Израилем». Высший свет решил собраться через день вновь, с тем чтобы за это время найти максимально приемлемое решение вопроса, касающегося триллионов не только человеческих жизней, но и других, также не подозревающих об опасности. На ум невольно приходят вопросы: «Где же была наука? 3ачем она не выступила в защиту?» Оказывается предполагалось, что эс-лучи в естественных условиях не возникают, и впервые они были получены только в лаборатории. Были выяснены лишь некоторые их свойства как например, случай с деструктуризацией, произвольный уход излучения в деканон и т.д. Но вот обнаружилось, что центр NGC 1275 — квазар, — излучает второй день нечто похожее на эс-лучи и оно постепенно приближается к их характеристикам. Кроме того, он усиленно вибрировал и это передавалось на центральное внутреннее скопление звезд галактики. Обладая массой в несколько сот миллионов солнечных, этот сверхмассивный объект угрожал непредсказуе-мым будущим своим звездам. Нужно было остановить зло — и выход был найден. Как и условилось руководство монополии, повторная встреча произошла на следующий день. Решение проблемы было предложено одним из представителей астрофизики. Оказывается, вибрацию возбуждали термоядерные взрывы внутри ядра, по всей сфере. Их периодичность сегодня была очень высокой — около 3-107 раз в секунду, а завтра она увеличится в полтора раза. Что может произойти тогда — одному Богу известно. Среди новейших средств военной обороны числится «Просперо». Эта система прекращает ядерный распад. Её то и было решено использовать. Остались эс-лучи. В этот же день с Земли во все стороны Вселенной разлетелся приказ о формировании межгалактической экспедиции на помощь NGC I275 в возведении вокруг ее ядра, сферы защиты, предназначенной для предотвращения его взрыва, неизвестно чем угрожающего Галактике, а может и всему мирозданию. Бесчисленные миры сразу же откликнулись на него и поспешили остановить неминуемый хаос. И вот огромное сверхмассивное тело окружила живая оболочка. Большая ее часть закрепилась в деканоне, а остальные автомодули — в этом мире. Адам был откомандирован к месту событий, взбудораживших, казалось, весь свет, получив часть миссии контроля за психомиром существ и исполнителей, принимающих участие в этом деле. Ему представилась сказочная возможность проявить свои возможности и способности на практике. Вне себя от радости, он жил уже сутки. По приказу ответственного за проведение операции Валентина Отрепьева, сразу после прибытия на место, Адам ушел в деканон к центру Сейферта чтобы ознакомиться с ситуацией и затем поделиться соображениями с руководством экспедиции. Очутившись поодаль от галактического ядра, наш герой остановился, чтобы посмотреть на величавую панораму, раскинувшуюся перед ним. Ещё никогда в своей жизни он не созерцал подобного. Ослепительно-белый свет по контурам исходил от мерцающего и вспыхивающего мирриадами огненных точек светила, вокруг которого зияла абсолютная пустота, не имевшая границ, Астафьев знал, что эти лучи — лучи смерти. Вся поверхность ядра в деканоне посылала, их во все края бездны. Таков внешний вид в деканоне эс-потока, куда естественным образом не проникает ни одно из излучений. На сей момент из-за своей слабости оно не представляло опасности свету, но вероятность усиления его не исключалась, к тому как уже было сказано, эс-поток в деканоне с теми же свойствами проявляется — в нормальном мире не возникая в нем! Вот здесь и заключалась главная опасность. Если потушить термоядерные реакции в ядре, от которых кстати, мог прекратиться распад в нем вообще, и тем самым создались бы предпосылки для начала коллапса-сжатия квазара и превращения его в черную дыру. Но тогда, выделилось бы еще более мощное количество энергии эс-потока в момент прекращения подавления реакции распада от лишь усилившегося бы впоследствии сжатия квазара. Пода-вить, следовательно, нужно будет реакцию только во внешних его слоях. На 12-00 запрограммировано начало операции. Остался час. Еще раз проверялись агрегаты, системы и роботы. NGC 1275 надеялась выжить... Исполнитель одного из модулей составлял график запусков систем жизнеобеспечения на нем. Он сидел перед экраном, на котором высвечивались различные знаки, схемы. В какой-то момент ему показалось, что Коронованое солнце было великолепным. По обе стороны от него отходили два крыла —огненно-белые. Солнечная корона — самые внешние, очень разреженные слои атмосферы светила. Во время полного солнечного затмения вокруг Луны вспыхивает жемчужное лучистое сияние, температурой в один-два миллиона, градусов. Только теперь Евгений почувствовал смысл слов пламенное солнце и бескрайний космос. Темная, мертвая пустота его давала, теперь новое ощущение. Теперь она не была, чем-то посторонним, неинтересным. Рождение и смерть. Два слова, этих-движение. Образование звезд, туманностей и других небесных тел, их ступенчатое развитие, и, наконец, неизбежная смерть. Сейчас же образовались в нем странные, неподдающиеся описаниям мысленные ассоциации. Колосальные массы, огромное количество энергии, потоков излучений. Уничтожить Землю может даже бесконечно малая часть того, о чем было сейчас упомянуто. Человек ничтожен перед Землею, Земля — перед Солнцем, Солнце — перед нашей Галактикой, а Галактика — перед Вселенной. Как мал человек! Как беззащитен он и его колыбель! Конец.

Сергей Попов

От редакции: этот фантастический рассказ был написан примерно в 1992 году одним из активистов Молодёжного центра Исламской культуры «Иман» и хранился в архиве центра. Публикуется впервые