Контакты:

Телефон:
(843)293-42-92
E-mail:
ilyasgf@yandex.ru

Валиулла хазрат Якупов,
заместитель председателя
Духовного управления мусульман Республики Татарстан,
Советник ректора Российского Исламского Университета
кандидат исторических наук

Выступление на Международной научной конференции «XXI век: диалог языков, религий, культур, цивилизаций»

«Особенности исламско-православного диалога в России»

г. Москва    2 декабря 2008 г.

Православие и Ислам в России имеют многовековую историю взаимодействия и диалога, по крайней мере после вхождения Казанского ханства в состав России, в этом диалоге и взаимодействии участвуют и татары. Конечно, в разные периоды истории этот диалог и взаимодействие осуществлялись по-разному. Но даже в самые сложные периоды эти две религии находили возможность решения возникающих проблем.
Для нас актуален опыт РПЦ, которая тоже в принципе занимает периферийное положение по отношению к греческому православию. Однако благодаря развитости богословской науки РПЦ может позиционировать себя в качестве одного из центров мирового православия. Так и российский Ислам мог бы стать одним из центров исламского мира при условии своего интеллектуального роста и развития. Пока же извне навязывается стойкое представление о неполноценности собственно татарского религиозного опыта, некоторые априори относятся к бытующему у татар Исламу как ущербному феномену. Это достаточно опасное явление, ведь оно формирует отношение к сфере идеального, относится к тому, что будет для татар образцом в их представлениях. Получается же, что всё хорошее только за границей, это толкает обращать взгляд туда, а не на достижения собственных духовных учителей. Между тем, каждый мусульманский народ стремится в своей массе опираться на национальные ресурсы, а вовсе не на духовный импорт.
Такая ситуация не сложилась сама собой. Недоверие к своему народу, к его духовному потенциалу, недовольство им во многом феномен искусственный. Очевидно привнесенный посторонними усилиями. И эти усилия дают свои результаты, уже не только в мечетях выучившиеся за границей новые муллы, но и остепененные учёные рассуждают о «чистом» Исламе там и о «грязном» здесь. Негативный образ татарского, а по сути российского Ислама культивируется, насаждается, постепенно формируя настроения у мусульман внутри мечетей.
У россиян всегда было преклонение перед заграницей, в частности, перед Западом. У российских же мусульман это раболепное отношение к загранице нюансировано преклонением и перед арабским востоком. Эти чувства перерастают на глазах в идолопоклонство, когда все арабское воспринимается в идеальном виде, а своё — в черном. Вырабатывается абсолютно некритическое отношение к тамошнему образу жизни, к тамошнему варианту Ислама, что в конце концов приводит поначалу к предубеждению, а потом и к очернению собственной страны и её религиозного опыта.
Мы являемся свидетелями изменения общественного сознания: в результате многолетней пропаганды, критики безобидных татарских обычаев и обрядов программируется негативная оценка татарского Ислама. Такая оценка, став стереотипом, рано или поздно станет мотивом для его уничтожения отнюдь не через реформу, а через экстремизм. Итак, мусульманам РФ необходимо четкое осознание своих собственных особенных групповых интересов, которые вовсе не обязаны совпадать с интересами мусульман других стран в своей специфике. Конечно, у мусульман всего мира есть общие ценности универсального характера, но это не значит, что эта общность может определять и сферу внутренней политики российских мусульман.
Для противостояния этим негативным тенденциям необходимо понимать важность проблемы отсутствия института церкви у мусульман, функцию которой в Исламе берет на себя государство. И в России так должно быть. Отрадно, что в последние годы такое понимание всё более укореняется. Осуществление федеральной программы по поддержке исламского образования является этому ярким доказательством.
Отсутствие церкви у мусульман означает в том числе несакрализированность организационных структур «церковного» вида у мусульман. Организационные структуры российских мусульман — это лишь инструменты российской мусульманской уммы. Тогда как патриархат и церковь для православных имеют сакрализованный характер, их соборы даже официально называются «освященными». Для мусульман же СМР, ЦДУМ, являясь лишь общественно-политическими инструментами носят утилитарный характер, не имеют никакого сакрального смысла и абсолютно спокойно могут быть в любой момент переформатированы, подвержены реконфигурации и т.д.
В то время как для создания какого-либо патриархата необходима колоссальная по времени и усилиям борьба, которая может длиться веками. Для мусульман же СМР и ЦДУМ не являются вообще какой-либо ценностью. Это временный инструмент, сохраняющийся только из-за его удобности и трансформируемый при первой же потребности.
По воле Божьей мы родились в это время, оказались в рамках секулярного общества, которое не может не влиять на нас. Конечно, сейчас оно перестало бороться с Богом, но в то же время и не стремится к Нему, смысл существования этого общества — в попытке обойтись без Бога. Однако задачей нас верующих людей, является донесение истины, заключающейся в том, что есть и другая реальность, не менее реальная, чем видимый мир.
Многое в религиозный практике сближает православных и мусульман. У православных есть иконы, у российских мусульман появился аналогичный феномен — шамаиль, конечно, в другой изобразительной стилистике, но имеющий сакральное наполнение. Аят курси отпугивает джиннов. Святая вода существует и у мусульман — это вода из источника Зам-зам, сейчас наверное хранится практически во всех мусульманских семьях и также используется в сакральных целях для излечения, при просьбах об исполнении желаний и т.п.
Покров Дома Господня или по-другому говоря Кисва, её фрагменты, также являются священными овеществленными феноменами, имеющими сакральную функцию благодатодачи. в Уфе хранится пучок волос Пророка Мухаммада с. в специальном ларце, который Т. Таджутдин часто возит с собой на разные мусульманские мероприятия для придания им благодати.
РПЦ сформулировало ту общую платформу, которая может объединить представителей традиционных религий России. В своем выступлении на последнем архиерейском соборе патриарх Алексий II говорил: «В нынешнем мире православные верующие и последователи других традиционных религий не могут не общаться, ибо живут в одном обществе, сталкиваются с напором антирелигиозного мировоззрения, претендующего на универсальность и стремящегося подчинить себе все сферы общественной жизни, а также с попытками утвердить «новую мораль», вступающую в противоречение с традиционными нравственными нормами».
Мы тоже вслед за митрополитом Антонием Храповицким можем повторить смысл его слов: «Люди, благоговеющие перед Богом, всегда ближе друг к другу, чем жалкие безбожники, и я нисколько не стыжусь сказать, что чувствую себя гораздо ближе к верующему еврею или магометанину, чем неверующему русскому».