Валиулла хазрат Якупов
заместитель муфтия Татарстана
кандидат исторических наук

Татарская молодёжь:
исламизация и/или татаризация

С начала 1990-х годов в Казани впервые от постсоветского времени появляется мусульманская молодёжь, складывается при мечетях подростковая среда, которая постепенно автономизируется, т.к. в мечетях в то время работали кадровыми сотрудниками и числились активистами не просто пожилые люди, а зачастую уже глубокие старики, которым трудно было найти общий язык с практически мальчишками. Поэтому закладывается определённый разрыв, дистанция между мусульманской молодёжной средой и официальной мечетью, которая стала своего рода традицией. Молодежная мусульманская субкультура образует некоторую систему, ведь появляется потребность в специализации определенного вида досуга, т.к. мусульманская молодёжь не может проводить досуг как свои обычные сверстники из-за запрета на алкоголь, музыку и т.д. У этой молодёжи существует, конечно, как и у другой молодёжи, потребность в самовыражении и социальной манифестации. Мусульманские молодёжные группы вступают в коммуникацию друг с другом, происходит постоянное перетекание от одних временных приоритетов и авторитетов в их понимании к другим. Часть групп отмирает, их место занимают новые, с новой нюансировкой предпочтений в ассортименте исламских течений. Эта подвижная среда так и существует, фрагментируясь на сообщества. С появлением социальных сетей в интернете этот процесс стал более зримым по появляющимся группам мусульманской ориентации в сетях.
Таким образом, интернет — это информационный ресурс для Ислама, надежда на повышение эффективности миссионерской деятельности, т.к. телевидение для мусульман в РФ пока недоступно. Для атомизированных татарских диаспор интернет играет и интегрирующую роль.
Интернет привлекает внимание все большего числа мусульманских религиозных деятелей, а также простых верующих, стремящихся через него удовлетворять свои религиозные потребности. В интернете мусульмане могут как минимум получать информацию о религиях, выражать свои религиозные переживания, вступать в коммуникацию с другими верующими.
Проблемы специфики возникновения мусульманской молодежной субкультуры у татар необходимо учитывать при работе с ней. Татарской молодёжи нужно чаще напоминать о месте Ислама в культуре татарского народа.
В течение веков Ислам был органичной частью всей жизни татар, охватывая все сферы его существования. Это проявляется в обычаях благочестивой жизни, нацеленности на производительный труд, передающееся из поколения в поколение истинное понимание Корана, в самой письменности нашего народа, во всей культуре, да и в самом родном татарском языке, пропитанном коранической лексикой, исламским мировидением.
У татар теоцентрический духовный склад, они обладают повышенной религиозной одаренностью, устремлены в сферу неземного. И проценты религиозности у татар всегда выше чем у окружающих народов.
Религиозность татар в Татарстане выше, чем у русских: «Удельный вес татар говорящих, что религия дает им силы и приносит покой в их души (59% в 1999 г. и 64% в 2002 г.), также выше, чем русских (47 и 57% соответственно)».1 (1 Косач Г. Татарстан: религиозность и национальность в массовом сознании // Религия и мусульманский мир — №1, 2008, — с. 68).
«Из ответов респондентов следует, что Бог «очень важен» в большей мере для татар (24% в 1999 г. и 31% в 2002 г.), чем для русских (16 и 19% соответственно)».2 (2 Там же).
«В 1999 г. 52%, а в 2002 г. уже 62% татар респондентов сказали, что у них дома есть Коран».4 (4 Там же).
«Очевидно, что степень «атеизации» татарского сознания в годы советской власти была меньшей, чем русского».5 (5 Там же, с. 73.) «Поэтому татарская религиозность не демонстративна и скорее проявляется на уровне семьи, в частной, а не в публичной сфере. За сотни лет жизни в русском государстве татары привыкли сохранять приверженность собственной этнической идентичности и её важнейшему маркеру — Исламу, не демонстрируя этого».1 (1 Там же, с. 74.)
В последнее время модно обличать татар в том, что они в своих мечетях смеют говорить на татарском языке, «неправильно» относятся к приезжим мусульманам. Татар фактически принуждают молча отказаться от своих мечетей и передать их в руки «интернационального» общака. Нередко это сопровождается откровенной татарофобией: прикормленные иностранцами СМИ, в том числе состоящие из «татар»-манкуртов, откровенно давят на татар, призывая уступить напору «правильного», национально обезличенного Ислама.
А ведь способность человека к речи — это Божественный дар, человек говорит, т.к. говорит и Сам Бог. Всевышний в Коране часто потребляет глагол: «Скажи», — побуждая человека к речи. Также необходимо осознать, что все естественные языки имеют Божественное происхождение, ни один из них не создан каким-либо человеком. Очевидно, в этой связи, что естественное и подлинное осознание Бога возможно для человека только через его родной язык, т.к. он является выражением народного духа, восходящего к Богу. Каждый народ имеет язык, строго соответствующий его духовным чертам, только в ареале и образах родного языка, вообще говоря, возможно богопознание, понимание Его Слова.
В Исламе сложилось гармоничное отношение к феномену национального. Ислам приветствует и требует сохранение национальных различий, он выступает против огульного интернационализма и космополитизма. Только крайние секты типа ваххабизма отвергают национальность, поэтому ваххабизм является антиисламской сектой.
Обратимся в этой связи к пророческому наследию: один сахаба спросил Пророка с.: «Что есть приверженность? Является ли любовь к своему племени (или нации) приверженностью?» Пророк с. ответил: «Нет. Приверженностью является поддержка своего племени (или нации), когда племя (нацию) угнетают» (Ибн Маджа).
Тут мы видим, что Пророк с. ясно обличает ваххабитское поползновение на национальное своеобразие и гордость.
Надо напоминать нашей молодёжи, что мусульманин является мусульманином только при том условии, что он признает пророчество всех Божьих Пророков, причём тут неважно — перечислены эти пророки в Коране или нет, т.к. все пророки несли своим народам Божье послание, которое в основе своей едино — могли различаться лишь обычаи и обряды, особенности их исполнения в зависимости от местности и менталитета.
Не случайно это требование — уверования во всех пророков, т.е. и в пророка, посланного к предкам татар, содержится в самом начале Священного Корана — в 4 аяте суры «Бакара»: «Которые веруют в ниспосланное тебе и нисполанное до тебя…» Очевидно, что те, кто отвергает среди Божьих пророков по аяту Корану: «У каждого народа свой наставник» (13–7), наличие Пророка у татар, не могут быть мусульманами.
В суре «Бакара», аят 177 условием благочестия стоит вера в Пророков, есть и аят, требующий не делать различия между Божьими посланниками.
Кораническая позиция предельно ясна: «Веруйте в Писание, которое Он ниспослал Своему Посланнику, и Писание, которое Он ниспослал прежде». (4–136).
В этой связи те высокомерные глупцы, которые считают, что они умнее Бога, и смеют отвергать татарские обычаи, являющиеся пророческим наследием Божиих Пророков, посылавшихся к предкам татар, тем самым выводят себя из Ислама, условием пребывания в котором является вера во всех пророков, не исключая из числа которых и татарских по национальности.
Бог в Коране говорит о Себе: «Он — ваш Господь и Господь ваших праотцов» (44–8).
В суре «Фатыр» ясно сказано: «И нет ни одного народа, к которому не приходил бы предостерегающий увещеватель» (35–24), т.е. и к татарам такой пророк явно был, от которого должны остаться у татар их обычаи, имеющие священный статус, т.к. они ни что иное как остатки Шариата татарского Пророка (г-м), восходящие в основе к Божественному источнику. Это адат, а не бидгат, т.е. божественные установления древних пророков. Такие как обычаи Ибрагима (г-м) в сфере личной гигиены, например.
О существовании Пророка для татар есть доказательства в Коране: «Мы уже отправляли посланников до тебя (О, Мухаммад!). Среди них есть такие, о которых Мы рассказали тебе, и такие, о которых мы не рассказали тебе». (40–78). Таким образом, татарский Пророк (г-м) относится к той категории пророков, о которых не рассказано пророку Мухаммаду с., он относится по Божьей классификации к тем, о ком не рассказано Мухаммаду с.
Понятно, что вопрос пробуждения татарской национальной гордости у татарской мусульманской молодежи непрост. Тут нужны усилия и консолидация всех заинтересованных кругов: и руководства республики Татарстан, и мусульманских организаций, и национальных. Необходимо стимулировать изучение татарского языка заграницей в том числе, попытаться создать центры татаристики в других странах. Нужно ставить большие глобальные цели и их постепенно решать. Нас должны вдохновлять примеры возрождения языков из небытия из истории других народов.
В мировой истории есть пример выживания этнической единицы, несмотря на ассимиляционные влияния на неё мощных цивилизаций. Речь идёт об еврейском народе, который смог сохраниться под напором египетской, вавилонской, персидской, римской, нынешней западной и мусульманской цивилизаций. На протяжении еврейской истории от основного этнического языка этого народа отпадали какие-то части, которые ассимилировались другими этносами.
Таким образом, и татары могут не волноваться особо об ассимилируемых частях, надо заботиться о сохранении собственно этнического здорового ядра.

назад