К.Казенин: Противостояние в сфере религии

С мая по сентябрь на Северном Кавказе было совершено несколько преступлений против религиозных деятелей. Вследствие все повышающейся роли религии в жизни северокавказских республик, все они имели большой общественный резонанс, обсуждались в федеральных и региональных СМИ. Эти преступления можно разделить на три группы, различающиеся по потерпевшим. Убийства деятелей традиционного ислама. В Махачкале 11 августа был убит помощник муфтия Дагестана Магомедвагиф Султанмагомедов, известный в республике как медиапроповедник, противостоящий экстремизму в исламе. В Ингушетии 10 августа под автомобилем имама мечети села Экажево обнаружено взрывное устройство. В Назрани (Ингушетия) 30 июня был обстрелян дом имама одной из мечетей. В селе Ясная Поляна Кизлярского района Дагестана 9 июня был убит завхоз местной исламской школы (медресе), находящейся в контакте с Духовным управлением мусульман Дагестана, то есть стоящей на позиции традиционного ислама (преподаватель этого медресе был убит на три месяца раньше). К этому же ряду преступлений можно отнести убийство 2 августа председателя общественного совета села Губден Карабудахкентского района Дагестана Магомеда Саламова, который был известен как давний оппонент ваххабитских групп, зародившихся в этом селе.
Религиозные деятели, имеющие отношение к духовным управлениям мусульман, в большинстве регионов Северного Кавказа воспринимаются как борцы против "нетрадиционного", в том числе экстремистского ислама. Поэтому в преступлениях против них общественное мнение привыкло обвинять религиозных экстремистов. Однако в последние месяцы в обсуждении этих преступлений появляются новые тенденции.
Чтобы продемонстрировать их, процитируем статью об убийстве Султанмагомедова из газеты "Ассалам", выходящей в Махачкале под патронажем Духовного управления мусульман Дагестана ( 15(364), август 2010 г.): "К сожалению, у нас в республике существует ещё одна сказка под названием "ваххабизм". Каждый здравомыслящий человек не может не дать адекватную оценку этой идеологии, вследствие чего расплачивается скоропостижным уходом из этого мира без всяких объяснений со стороны работников прокуратуры и милиции". Светские СМИ Дагестана после убийства Султанмагомедова также скептически отзывались о "ваххабитском следе". Вместо него, в обществе формируются (быть может, сознательными усилиями журналистов) представления о некой "третьей силе", стравливающей разные течения ислама. Такое представление может привести к радикализации даже тех течений, которые на данный момент радикальными не являются.
Нападения на представителей "нетрадиционного" ислама. Такие преступления в период с мая по сентябрь зафиксированы почти исключительно в Дагестане. Речь в данном случае идет не об операциях силовиков против незаконных вооруженных формирований, прикрывающих свою деятельность исламскими лозунгами, а о действиях против представителей различных течений ислама, не признаваемых в качестве "традиционных" местными духовными управлениями. Так, 4 июня в селении Новые Тарки (пригород Махачкалы) был убит лидер местной мусульманской общины Мурат Казакбиев. Возглавляемая им община была известна, в частности, тем, что допускала использование русского перевода Корана в религиозной практике (их в связи с этим называли "крачковскими" по фамилии создателя русского перевода Корана академика И.Ю.Крачковского). Подобные общины в Дагестане не являются массовыми, однако напряженность вокруг них - также один из факторов, негативно сказывающихся на безопасности в регионе.
Преступления против представителей других религий. Такие преступления стали отмечаться на Северном Кавказе, прежде всего опять же в Дагестане, после длительного перерыва. В Махачкале 15 июля был убит пастор протестантской церкви "Осанна", действующей в Дагестане с начала 1990-х годов, Артур Сулейманов.
До этого, 3 июля произошел взрыв возле молельного дома адвентистов седьмого дня в Махачкале. Христианские общины Северного Кавказа представляют собой достаточно замкнутый мир, мало разрастающийся "вширь" и отстраненный от каких-либо имущественных или политических конфликтов.
Поэтому преступления против них, вне зависимости от своей реальной подоплеки, с высокой вероятностью воспринимаются общественным мнением как имеющие именно религиозные мотивы, что отрицательно влияет на общий уровень межрелигиозной толерантности в северокавказском обществе.
В ряде регионов существенной проблемой остается антагонизм в среде "официальных" религиозных лидеров. Он проявился в мае-сентябре не столько в новых преступлениях, сколько в обстоятельствах раскрытия старых. В Карачаево-Черкесии в суд передано дело об убийстве заместителя председателя Духовного управления КЧР и Ставропольского края (ныне - Духовное управление мусульман КЧР) Исмаила Бостанова, совершенном в Черкесске 21 сентября 2009 года. Среди обвиняемых по этому делу - имам мечети в Кисловодске, а также помощник председателя того же Духовного управления. Версия следствия порождает у общества представление о серьезных противоречиях в "верхушке" официального ислама и недейственности механизмов мирного разрешения этих противоречий. Это, в свою очередь, формирует мнение, что во всех, даже духовных сферах противоречия якобы могут разрешаться только силой.
Доклад подготовлен и представлен в рамках проекта "Гуманитарный диалог по укреплению человеческой безопасности на Северном Кавказе" фондом "Форум по раннему предупреждению и раннему реагированию - Евразия" (FEWER Eurasia). Автор доклада - заместитель главного редактора ИА REGNUM Новости

Константин Казенин.

назад