Ольга Аль Каттан
Бейрут-город живых

Все начиналось в то время, когда история еще только приходила на смену мифологии…
Бейрут – один из древнейших городов мира и важнейший исторический центр Ближнего Востока. Первые люди поселились здесь в эпоху палеолита. О чем свидетельствуют результаты раскопок в самом центре города. Первые упоминания о Бейруте относятся к 14 веку до н.э.
Предание гласит, что один из царей Библоса построил прекрасный город и дал ему имя своей прекрасной жены – Бейрет. Название ливанской столицы означает – «город родников». От семитского корня «бирут» или «берута».
Берит, Лаодикея Ханаанская, «Колония Юлия Августа Феликс Беритос» (в честь дочери императора Августа) – вот далеко не полный список имен, которые носил этот город на протяжении своей долгой истории.
В 64 г. до н.э., после захвата города полководцем Помпеем, начинается расцвет Бейрута, он растет, строится множество зданий, в том числе – театры. С 1 века н.э. город становится римской колонией. В 200 годах император Септимий Севр организовал в Бейруте Школу Права, которая к 3 веку стала одной из самых влиятельных в Империи. Именно здесь были разработаны основные положения Кодекса Юстиниана, на основе которого многими веками позже возникло так называемое « континентальное право» - правовая система, которая была принята в странах Западной Европы.

Бейрут – город-феникс. Много бед выпало на его долю. Он пережил семь землетрясений, труднее подсчитать сколько раз за свою историю он подвергался чужеземным захватам.
Сколько сотен лет, вековых мгновений этот город умирал и воскресал, становясь еще прекрасней… Сколько страшных кровавых закатов и безумных огненных рассветов встречал этот город.. Люди вновь приходили на пепелище, и надеясь лишь на помощь Бога, заново возводили крепкие стены.
В 1110 году Бейрут взяли крестоносцы, разрушив его практически до основания. Оставшиеся в живых жители ушли…. Но уже к концу 12 века город был восстановлен.
Бейрут – символ Ливана, как морского государства, где хозяйство и образ жизни людей с финикийских времен и до наших дней тесно связан с морем. Его современное значение как центра международной морской торговли восходит к началу 17 века.
В разное время Ливан был частью Омейядского и Аббасидского халифатов, находился под властью династий фатимидов, айюбидов, турок-мамлюков, потом стал частью Османской империи. Именно в Бейруте – столице страны перемешались пласты финикийской, византийской, персидской, римской, оттоманской культуры. С 1918 по 1946гг. город находился под французским протекторатом.
До начала гражданской войны 1975 года город называли и «Ближневосточным Парижем»(благодаря шикарным магазинам, уютным кафе, культурным и развлекательным центрам), и «Средиземноморской Швейцарией»(отдавая должное количеству банков и деловой атмосфере и активности города), а за красоту живописного расположения у берегов Средиземноморья и самого подножия гор, Бейрут получил еще одно прозвище – жемчужина Ближнего Востока.

Районы… кварталы…

Подплываешь ли к столице Ливана с моря, подъезжаешь ли на автомашине, подлетаешь на самолете - город всегда предстает огромным белоснежным айсбергом. Он стоит на выступе, входящим в залив Святого Георгия. Существует легенда, что именно здесь из вод Средиземного моря вышел свирепый дракон и потребовал отдать ему в жертву дочь бейрутского царя. Святой Георгий поразил чудовище своим копьем и спас девушку.
Странные ощущения охватывают тебя, когда бродишь по городу – он современный и древний одновременно. Здесь все переплелось - сумбурная смесь разной архитектуры мусульманства и христианства, широченные проспекты и автострады, узенькие самобытные улочки, словно ручейки сбегающие к морю, современные дома, магазины и археологические памятники…
Центральный Бейрут больше всего пострадал во время гражданской войны 1975-1990гг.
Но, не смотря на разрушения и генеральную перестройку, здесь сохранены главные достопримечательности.
Между Большим дворцом(Гран Серай) и ул. Риад ас-Солах протянулся участок археологических раскопок. Здесь обнаружены римские термы. Можно различить три главных помещения: кальдарий(горячее отделение), тепидарий(теплое) и фригидарий (холодное).
Улица Риад ас-Солах на севере упирается в ул. Вейган, которая является прямым «потомком» главной улицы римского города – декумануса, пересекавшей город с запада на восток. На север от ул. Вейган находятся старые рынки, известные в Бейруте под названием Сук Тауиле (Длинный базар). На юго-востоке на ул. Вейган находится Большая мечеть, известная также, как мечеть Омари. Это самое древнее здание Бейрута, уцелевшее до наших дней. Названа мечеть в честь халифа Омара Бен Хаттаба. Ранее на этом месте были древний храм Юпитера и византийский храм. Ныне существующее здание было построено в эпоху крестовых походов. В нем располагалась церковь Иоанна
Крестителя. В 1187 году султан Салах эд-Дин приказал переоборудовать оказавшуюся на территории мусульман церковь в мечеть. Через 10 лет ее захватили крестоносцы, которые соорудили в ней Кафедральный собор. А в 1291 году собор снова оказался в руках мусульман и стал мечетью. На этот раз уже навсегда. В 1949 и 1952 гг. Управление Мусульманских памятников и Департамент древностей провели ряд реставрационных работ. Во время 15-летней гражданской войны мечеть подверглась разграблению и была сильно разрушена. По окончании войны мечеть Омари была вновь восстановлена, благодаря пожертвованиям частных лиц.
Через 100 метров на юг находится знаменитая Площадь Звезды. Во все стороны от нее лучами расходятся улицы и улочки. Это самый центр Старого Бейрута. Около двух тысяч лет назад на месте площади располагался римский Форум. Сегодня этот район реконструирован и является одним из центров ночной жизни современного Бейрута. Но стоит внимательно приглядеться в тщательно отштукатуренные стены, построенных во времена французского мандата, изящных, но в то же время строгих зданий, можно заметить следы пуль и разорвавшихся снарядов. В центре площади находится башня с часами. Совсем рядом – территория археологического парка, в котором сохранились римские колонны одной из улиц античного Бейрута. За колоннами возвышается собор Св. Георгия(возведен в 1890г.). Через 100 метров – площадь Мучеников. В 30-х годах прошлого столетия на этой площади появился памятник ливанцам, павшим в борьбе с турецкой оккупацией Ливана. В годы последней гражданской войны через этот район
проходила «зеленая линия», делившая город на мусульманский и христианский секторы. Именно тут шли одни из самых ожесточенных боев.

Бейрут – это сам Ливан. Здесь бок о бок живут представители всех этнорелигиозных общин. Католический собор, мечеть и православный храм соседствуют рядом, в пределах одной улицы, одного квартала. Другие ливанские города, как правило, отличаются религиозной однородностью населения, или наличием численно преобладающей общины.
Ант-Элиэс, Жюни, Ашрафии – престижные районы города, где живут христиане и находятся всевозможные дискотеки, бары, кинотеатры и рестораны. Вобщем, все то, что для мусульман является запретным плодом.
Здесь ощутим европейский дух раскрепощенности и свободы, повсеместно встречаются арабские девушки в обтягивающих джинсах и декольтированных кофточках…Нереальное зрелище! И если вы захотите вдруг в знойный полдень утолить свою жажду пивом, придется бежать именно сюда. Потому что в мусульманских районах спиртное не продают. Харам!
Помимо «рассадников разврата» христианские районы славятся современной архитектурой зданий, католическими соборами, красивыми жилыми комплексами, зелеными парками и модными магазинами.
Район Мазраа – один из центров города. Здесь находится Посольство России, великое множество бутиков, отелей, есть даже улица Пушкина, недалеко от которой можно наткнуться на «русский магазин». Как же долго я искала этот кусочек далекой родины. Почтенные горожане пытались помочь всеми фибрами гостеприимной души, но об Александре Сергеевиче никто слыхом не слыхивал. « Кукушькина? - задумчиво перебирая нефритовые четки выговорил пожилой араб, - я здесь давно живу, нет такой улицы, идите на право…».Почему на право он не объяснил, но я пошла, и к удивлению своему неожиданно обнаружила искомое.
Маленький закуток, набитый солеными огурцами, гречкой, майонезом, селедкой, шампанским, вином, шоколадом, детективами и журналами на русском и украинском языке, газеты из Москвы недельной задержки. Россия в мниатюре… Скорее – продуктовый склад с численным преобладанием украинского шампанского и вина. Шоколадки оказались старыми и тоже украинскими. А так хотелось настоящей «Аленки» или «Красной шапочки»…
Ультрасовременный район Хамра – модный шопинг, заоблачные цены и полное ощущение Европы. В переводе с арабского, Хамра – красный. Когда-то давно здесь находилась улица «красных фонарей»…
       А сейчас - стандартные современные здания, банки, рестораны, кинотеатры, дорогие бутики и Центр российской культуры. В котором русские жены учат арабский язык, а их дети усиленно штудируют российский букварь, работают русскоговорящие юрист и нотариус. Есть библиотека (если вам захочется перечитать Достоевского в оригинале), школа танцев и балета(для детей),художественный кружок и многое другое.
Здесь отмечают русские праздники, устраивают настоящие новогодние утренники для детворы, ну а самое главное, русские жены находят подруг-соотечественниц для общения за чашкой чая или кофе на уютной кухне…

Кстати о русских …

Мало кто знает, что с октября 1773 по февраль 1774 года Бейрут находился под юрисдикцией Российской империи.
Весной 1772 года Екатерина 2 решила поддержать антитурецкое восстание мамлюка Али-бея в Египте и его союзника правителя Аккры и Галилеи шейха Дагера аль-Уммара, который бросил вызов пашам Дамаска, Сидона(Сайды) и Триполи. В теплые воды Средиземноморья эскадру повел любимец императрицы адмирал Орлов. Когда большая часть флотилии вступила в морские сражения в Эгейском море, отряд кораблей под командованием Николая Кожухова направился к левантийским берегам. После первых бомбардировок с моря турецкий гарнизон Сидона капитулировал.

Однако Бейрут, где хозяином был эмир Юсеф Шехаб ( поддерживающий турок вместе с горцами-друзами), не сдавался. 23 июня 1772 года по порту было дано 500 залпов( в память о которых площадь Мучеников называли «Площадью орудий»). В разрушенный город высадился морской десант, на эмира наложили контрибуцию в 500 тыс. пиастров золотом.
Спустя год русские моряки вновь появились в бухте Бейрута, но на этот раз на стороне эмира Шехаба. Мятеж Али-бея провалился, сам он был отравлен, но шейх Дагер продолжал борьбу и мечтал нанести поражение турецкому паше Ахмеду Аль-Джаззару, засевшему в Бейруте. Одновременно с этим, эмир Шехаб мечтал, сделать Бейрут своим вассальным городом. Командант Кожухов не стал участвовать в интригах восточных правителей, но побить турка согласился. Как докладывал в Париж французский консул, «ядра падали на Бейрут по 48 часов в сутки, раскаты взрывов доносились до Сидона и гулким эхом отдавались в горах». Но турки не сдавались. И тогда отряд русских смельчаков высадился под смертельным огнем противника на площади Бурдж( сейчас – Площадь Мучеников). Туда были сгружены легкие корабельные пушки. Атаки с моря и суши изменили ситуацию. Через два месяца осады Аль-Джаззар признал поражение и покинул Бейрут. Над городом взвился русский флаг. Кожухов, перезимовав, через полгода отправился в родные края.
       На прощание он устроил фейерверк в честь Ее Высочества. Это был первый салют на ливанской земле…

НА РАУШИ

В Бейруте есть все. Даже свое собственное море и огромная набережная в самом центре города – КОРНИШ (на французский манер) - одно из любимейших мест ливанцев и туристов. С одной стороны – море, с другой – большей частью богатые жилые дома, рестораны, кафе, клубы, представительства иностранных компаний.
Началом «корниша» принято считать улицу Мина аль-Хосн. Здесь на мысе возвышается пятиэтажная гостиница «Сент-Джордж». Вверх по авеню Шарля де Голля - центральная часть набережной под названием Рауши (от французского – скала). В море, в нескольких десятках метрах от берега, высятся отвесные склоны двух небольших островков – это знаменитые Голубиные скалы или Голубиный грот. Та из скал, что побольше, напоминает огромную башню замка с воротами. В нижней ее части лазурные воды промыли сквозное отверстие, через которое вполне могут проплыть небольшие катера и лодки. В древности, когда бейрутцы замечали приближение вражеского флота, они запускали с этих скал голубей, стараясь предупредить о грозящей опасности соседние города побережья - Тир, Сидон и другие.
Через 400 метров – песчаные пляжи, известные как «Рафик Харири Бич». Это единст- венный большой, песчаный пляж в городе. Бесплатный. Потому, приходит сюда обычный(не очень состоятельный) народ. Мужчины загорают или бродят вдоль кромки моря, оглядываясь по сторонам, пытаясь увидеть хоть кусочек оголенного женского тела.
Но тщетно! Женский пол(исключая маленьких девочек) купается в хиджабах и джинсах.
На Рауши приходят люди себя показать и на других посмотреть. Одновременно с этим – очень удобно бегать по утрам и вечерам, до жары. Множество спортсменов, ничуть не смущаясь отдыхающих, подтягивают свою физическую форму. Вот бежит явно американец или европеец – короткие шорты, майка, плеер на поясе, методично пережевываемая жвачка. А следом за ним семенит ( в развевающих черных одеждах до самого пола) правоверная мусульманка под строгим взглядом своего мужа.
Набережная широка и далека. Не смотря на большое скопление людей, никто не мешает друг другу.
Молодые парни сидят на парапетах, молодые девушки скромно прогуливают-
ся мимо в окружение своих родственников. Орава детей осаждает продавцов мороженого. Сюда приезжают семьями, захватив с собой кресла, кофе и кальян. Или берут прямо здесь все это на прокат, за небольшую плату. Снуют туда и обратно маленькие тележки с лепешками, фруктами, фреш-соками, орехами, кофе и разными арабскими закусками.
Если спуститься вниз, к морю, можно наловить рыбы. Чем и занимаются ливанские рыболовы-любители. Пойманный улов немедленно чистится-потрошится, раскладывается на продажу и долго не залеживается.
На Рауши хорошо и днем(ну не в самую жару) и вечером. А на рассвете часов в 5 здесь собирается многочисленная группа особых бейрутских спортсменов и спортсменок – самым молодым из которых – 50 лет. бизнесмены, и домохозяйки, полные и худые, пожилые и совсем пожилые, в платках и спортивных трениках - очень разношерстная компания любителей здорового образа жизни. Тренирует людей абсолютно бесплатно спортсмен-энтузиаст, который и организовал этот «клуб».

Бейрут словно слоеный пирог. Центр города – блистательный и шикарный переслоен бедняцкими нищими районами, христианскими чистыми уютными кварталами, а в пригородах Бейрута разместились лагеря палестинских беженцев. «Рай под зонтиками сосен» - иронически называли эти прибежища, расположенные в сосновых рощах – служившими первым приютом палестинцам, наравне с брезентовыми палатками.
Я не знаю в чем магия этого города. Он не похож на другие арабские города. Европейская изысканность и тяжелый мускус восточных духов пропитали его стены. Здесь так все перемешалось, переплелось, что можно идти по бетонному центру и вдруг увидеть римские колонны или попасть на современную дискотеку, расположенную в оттоманском особняке. Этот город плутает узкими улочками и старинными кварталами, блестит зеркальной чистотой праздничных витрин, поражает ортодоксальными порядками в мусульманской среде и «кутит» с западным шармом, сплавляет модерн и древность, гремит ночью и днем звуками жизни.
Все начинается ранним утром. По узким улочкам, залетая в открытые окна,перемешиваясь с ароматом кофе, несутся тягучие напевы. Они будят, снова погружают в пелену снов, и летят далеко в небеса. «Уалла –а-а.. Да славится имя твое… Уалла-а-а… Да будет оно благословенно..»И в предрассветном утре, словно в колыбели качают, убаюкивают, протяжные звуки первой молитвы – как бесконечный зов из другого мира. А по воскресеньям, если хорошо прислушаться, можно уловить звон колоколов, несущийся из храмов и церквушек Бейрута.
Жизнью, переполнен этот город. Вопреки бесконечным войнам, разрухе и безнадежности.
Жизнью блестят озорные черничные глаза веселой детворы, в каждом доме, на каждой улочке жизнь продолжает идти своим чередом. Все также во второй половине жаркого дня мужчины садятся курить наргиле и пить кофе, хозяйки готовят вкусный ужин или идут в очередные гости, а маленькие девочки под зажигательную музыку танцуют на радость родителям bally–dance - танец жизни. И в этих детских движениях, и в повороте головы, в плавном изгибе рук, уже видны проблески будущей женщины. Созидательницы, несущей в себе надежду, новую жизнь…
Бейрут, город манящих огней, они здесь повсюду – словно звездное небо спустилось на землю, словно миллионы светлячков зажгли свои огоньки в каждой части города. Как же это красиво!
Мы сидим в кафе на Рауши, у самого берега моря, громкий голос певицы разносится по всей округе, ритмично бьют в барабаны музыканты в национальной одежде, я незаметно разглядываю обычных горожан, не спеша покуривающих кальян в 2 часа ночи.
Здесь и молодые, и пожилые, и даже младенцы(в 2 часа ночи!), здесь целые семьи и просто дружеские компании. На протяжение 15 лет в городе продолжалась кровопролитная война, нет такого дома, семьи, кого не зацепила эта беда, но люди не озлобились, не разучились радоваться. Доброжелательность бейрутцев уникальна. Незнакомый таксист бесплатно возил нас с мужем по ночному городу, показывая его красоты, незнакомые военные подходили с любопытством к нам на улице, (услышав мою русскую речь) что бы просто поболтать. Люди искренне смотрят вам в глаза, расспрашивают, объясняют, приглашают в гости.
… бесконечная ночь в кафе продолжается, официанты, стремительно лавируя между столиками, не успевают подбавлять раскаленные угли в наргиле, люди и не думают расходиться. Слегка отдышавшись от огненной пляски, выходит на террасу прекрасная певица. И почти в полной тишине, лишь под аккомпанемент морской волны она начинает петь тягуче-протяжную песню. Гортанный голос ее проникает в самое сердце, бегут по спине мурашки, предательской слезой блестят глаза – и не только у меня.
Она поет о Бейруте - непокоренном, изувеченном, убиваемом на протяжение долгих кровавых лет. Прекрасном, как тысяча и одна ночь сказочного востока. Мужественном и гордом, как люди, живущие здесь. Она поет о городе, которого больше нет…

       p.s. В июле 2006 года в Ливане началась очередная кровавая война. Ливан покинули все иностранцы, на которых держалась экономическая стабильность страны. И до сих пор они не вернулись. Кафе, рестораны, магазины Бейрута пусты. Политики выясняют свои межличностные отношения, экономика в полном запустении. Но город не разрушен полностью, и люди радуются уже этому. Они не перестали радоваться…
Я не пишу о трупном запахе улиц, послевоенного города, о сложенных в карточную стопку многоэтажках, о стертом в порошковую массу юге Бейрута(как и юге страны), о пришедших со всего Ливана беженцах, ночующих в парках и скверах, о бесконечной боли и смерти, поселившейся в этой стране. Когда бомбили кварталы города, многие смельчаки выходили на Рауши, раскладывали свои парусиновые стулья и пили кофе, вглядываясь в огненные сполохи. Уже осенью в городе открылись не разрушенные школы и университеты, зимой в Бейрут съехались молодые люди со всего Ближнего Востока – участники арабской «Фабрики звезд», в апреле в городе провели очередной конкурс красоты - «Мисс Ливан - 2007». Жизнь продолжает идти своим чередом, не смотря, на постоянные политические и экономические проблемы страны. Бейрут, которого больше нет, перевернув еще одну страницу своей судьбы, продолжает жить, радоваться, петь. Сквозь слезы, сквозь боль. Бейрут умер! Да здравствует новый Бейрут!
Город родников снова встречает жаркое солнечное утро. Так предначертано. Мактуб. Ведь там, где есть источник чистой воды, жизнь не закончится никогда.
http://www.proza.ru/2008/10/27/380

назад