Контакты:

Телефон:
(843)293-42-92
E-mail:
ilyasgf@yandex.ru

Валиулла хазрат Якупов
кандидат исторических наук,
член Общественной палаты РТ

Российский Ислам сегодня

В российском обществе накапливаются настроения, выражающие стремление, коротко говоря, к ограничению «экспансии» Ислама. Однако во многом эти настроения имеют нероссийское происхождение. На Россию некоторые механически экстраполируют видение межрелигиозных отношений, сложившихся совсем в иных условиях, однако это видение так умело насаждается, что уже и среди российских аналитиков проскальзывают мнения об Исламе, явно не соответствующие реалиям нашей страны.
Как относиться к этим тенденциям российской умме? В первую очередь стать прагматичнее, снизить градус истеричности при реагировании на складывающийся внешний тренд по отношению к нашей религии. Необходимо больше внимания уделить своему внутреннему развитию, укреплению через созидательную работу. Только таким образом можно наработанный ресурс конвертировать впоследствии в упрочение наших позиций во внутригосударственном положении. Постоянно скандальная реакция мусульман только распыляет наш потенциальный общественный ресурс.
В этой связи необходимы сознательные усилия по отходу от реваншистских, халифатистских и других глобальных устремлений и замыслов к реалистичным и понятным целям — поддержанию стабильности в стране как важнейшего условия дальнейшего позитивного развития российско-мусульманского сообщества, естественной эволюции нашей страны в сторону свободы и демократии, необходимых в первую очередь именно нам, остающимся объективно в меньшинстве.
Российское государство уже осознало необходимость помощи мусульманам и реально эту помощь больше года осуществляет. В этой связи риторика и отношение мусульманских организаций РФ по отношению к государству также должны измениться. Ведь политика этого государства уже не та, что ранее. Мы ведь добились трансформации политики государства по отношению к мусульманскому сообществу, возникла новая ситуация, которая требует иного стиля мусульманско-государственных отношений, иной атмосферы, нужной для продолжения конструктивных контактов с государством и решения последующих насущных задач мусульман. Первоочередной такой задачей является присутствие мусульман в федеральном телевизионном пространстве.
Перенесение импортных представлений на государственно-религиозные отношения носит двоякий характер: с одной стороны, ширятся настроения настороженности по отношению к Исламу, с другой стороны, у части мусульман насаждается враждебное отношение к российскому обществу и государству. Такой западного происхождения идеологический импорт очень опасен для российских мусульман, которым нужно время для инфраструктурного становления. Российская умма еще не обрела нормальное свое положение, она только на пути к обретению своих гармоничных параметров, еще предстоит много работы по созданию интеллектуальной прослойки — настоящих богословов, настоящей мусульманской интеллигенции. Одновременно мы должны обрести ту базу, которая сможет создавать и поддерживать впоследствии необходимый уровень инвестиций в эти человеческие ресурсы, т.е. формирование заметного среднего класса, который станет естественным донором всех необходимых мусульманских проектов. Но для этого мы как никто другой заинтересованы во внутриполитической стабильности, в эволюционном развитии страны. Тем более, что до возникновения достаточных внутримусульманских инструментов финансирования, мы будем остро нуждаться в государственной помощи.
Понимание этой сложившейся объективной ситуации должно привести к некоторым необходимым качественным подвижкам и в личностном персоницифированном составе мусульманских лидеров. Проще говоря стилистика истеричности, провокативности, образ «крикуна», полезный в предшествующий этап развития уммы, уже устарел, т.к. в том числе благодаря им государство услышало о нуждах и проблемах мусульман и решилось на оказание помощи. Финансирование уже идёт, поэтому в этих новых условиях необходимы либо новые лица, либо прежние персонажи должны сменить стиль, поменять тон.
Немаловажно также избавиться от комплексов положения меньшинства, осознания своего проживания в православной по культуре стране. Это в основном касается тех мусульманских деятелей, которые живут в регионах с преобладанием православного по культуре населения. Иногда даже кажется, что в РФ два разных мусульманских сообщества: мусульманские организации и мусульманские лидеры с преобладанием мусульманского по культуре населения никогда не позволяют себе одиозных высказываний, расшатывающих межрелигиозные отношения и отравляющих атмосферу государственно-исламского сотрудничества. Мусульманам же, живущим в регионах с преобладанием немусульманского населения уже пора свыкнуться с объективной реальностью и учитывать не только свои зачастую некорректно понятые интересы, но и наличие интересов и у мусульман, живущих в «мусульманских» республиках России, которые стремятся использовать имеющуюся у них ситуацию в разрешении в том числе и конфессиональных задач. Надо исключить негативную реакцию на эту деятельность в республиках, возрастание конфессионального веса там, ведь не могут мусульмане вести одинаковую работу в условиях, когда их в регионе 90% и когда их 1,5%, например. В республиках мусульманские организации находятся в однотипном положении с РПЦ в федеральном масштабе, естественно поэтому типологическая схожесть их задач, целей и постановок проблем. Это надо понимать, уважать и что важно — принимать. Пока же у наших коллег вне республик заметна то ли зависть, то ли ревность к ДУМ республик, что только вредит общему делу. Осознание специфики регионов, разности стоящих перед ними задач — первоочередная задача дня.
Российские мусульмане, слава Богу, равноправные граждане своей страны, у нас нет юридических ограничений прав мусульман, поэтому в условиях РФ вовсе неактуальны хамасовские методы, подходы и риторика. У нас совсем другое государство и другие условия, сообразно которым и должна вестись исламская работа, которая может быть многообразной, не обязательно только мечетной, пример жизни Валиахмета Садура это ясно и ярко доказал.
Если удастся несколько притушить градус обсуждения внутримусульманских проблем, изжить излишнюю нервность в реакции на внешние, часто искусственные провокации, тогда можно было бы расширить круг участников мусульманской активности. В республиках РФ давно сложились очень влиятельные элиты, которые ныне обретают свою осознанную мусульманскую идентичность. Этот огромный ресурс пока в планомерном плане остается практически незадействованным в наших конфессиональных интересах. Конечно, спорадически происходит включение этих элит к разрешению общемусульманских проблем, однако масштаб соответствующий им деятельности мог бы носить стратегический характер, но пока эти вопросы вообще не обсуждаются, да и не осознаются всеми нами. Помехой же для более активного участия элит в мусульманской жизни является в том числе наличие нездорово активной, крикливой, популистской группки мусульманских «лидеров» вчерашнего дня, которые лишают мусульманские круги необходимой солидности и респектабельности.
Готовности представителей элит к режиму включённости в позитивную мусульманскую деятельность можно привести много примеров, ограничусь татарстанскими: Президент РТ М. Ш. Шаймиев согласился войти в Попечительский совет Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования, Председатель Госсовета Татарстана Ф. Х. Мухаметшин обратился к Д. А. Медведеву о необходимости создания богословской мусульманской передачи на ОРТ, аналогичной «Слову пастыря» и таких примеров много по всем республикам РФ. Даже непростой путь к Исламу, его осмыслению, который на наших глазах проходит Рафаэль Хакимов также является характерным показателем желания элит более существенно участвовать в мусульманской жизни.
В этих условиях для конфронтации нет никаких объективных оснований. Расширение акторов мусульманского поля за счёт привлечения властных республиканских элит, интеллектуалов, финансовых кругов мусульманского происхождения создало бы новую ситуацию, когда искусственные коллизии, с которыми мы сегодня сталкиваемся вообще бы не возникали. Пока же мы довольствуемся на своём поле мусульманским духовенством, действительно, к сожалению, в заметной своей части фрагментарно образованным и мусульманскими активистами, часто озабоченными своим имиджем больше, чем реальным делом.
Глобализационные процессы все более проникают в религиозную сферу. Симптоматичны недавно опубликованные данные о том, что в США уже каждый третий сменил религию, которой придерживались его родители. Эти процессы в той или иной мере в скором времени найдут свое воплощение и у нас. Конкуренция в религиозной сфере приобретет всеобщий характер. Это фундаментальный вызов, к которому надо быть готовым, надо сосредоточиться на своих конкурентных преимуществах, вокруг них вести мобилизационные мероприятия. В этой связи важным становится имиджевый потенциал, привлекательность наших институтов, в том числе и лидеров.
Ислам как религия превыше возникших в нём исторических течений, направлений, если угодно, и сект. В этой связи необходимо понимать, что возникающие время от времени у какой-либо мусульманской группы или идеологического течения проблемы с государством не является общемусульманскими проблемами. Ведь эти проблемы с государством появляются отнюдь не всегда по инициативе государства. Реальными творцами проблем являются зачастую сами эти группы. Поэтому пора осознать, что Ислам в России вовсе не обязан отвечать за специфические действия сторонников тех или иных групп и направлений. Судя по собственному опыту, а я уже почти два полных десятилетия практически неотрывно бываю в мечетях, не припомню ни одного случая, чтобы у мусульманина появились проблемы только из-за того, что он мусульманин и посещает мечеть. Проблемы возникают у тех, кто, не довольствуясь статусом мусульманина, хочет стать тахриритом, …том и т.д. Это их добровольный выбор эксклюзивистского идеологического товара. Нельзя поэтому отождествлять временные трудности маргинальных сект, пусть и исламского происхождения, с общемусульманскими проблемами. В этой связи федеральным мусульманским структурам надо быть селективнее в подходе к таким возникающим проблемам, которые если вдуматься, вовсе не является проблемами для подавляющей массы мусульман и всего мусульманского сообщества России, недопустимо действовать в эмоциональном порыве, из ложно понятой солидарности.
Нам необходимы нормальные деловые отношения и сотрудничество со всеми государственными органами, готовность к такому сотрудничеству. Тем более, что у всех течений и сект есть свои общественные структуры и СМИ, обслуживающие их интересы, они вполне справятся со своими проблемами и без вмешательства официального духовенства. На каждые возникающие коллизии необходимо реагировать взвешенно, честно и откровенно. Пока же складывается абсурдная ситуация: всякого рода «активисты» непрерывно шельмуют мусульманское духовенство, дискредитируют его всеми возможными методами, но при возникновении малейших проблем апеллируют к нему и добиваются от него себе «крышевания». Конечно, каждая ситуация требует индивидуального подхода, однако очевидно, что федеральным мусульманским структурам надо быть экономнее и сдержаннее в участии в конфликтах, порожденных действиями разного рода мусульманских группировок, необходимо соблюдение принципа разумной достаточности. Пусть останется место для деятельности общественных мусульманских формирований.
Если в первые постперестроечные годы естественно и объяснимо было ещё недоверие к государству, обусловленное инерцией периода атеистических гонений, то теперь российская государственная власть, избранная в подавляющем большинстве верующими мусульманами, никак не может восприниматься как наш противник. Однозначно, к этой нынешней власти, нами же избранной, мы можем относиться с доверием, выстраивать партнерские отношения. Более того, пространство государственно-мусульманского взаимодействия и сотрудничества должно постоянно расширяться.
Плодотворность такого прямого взаимодействия с государственными органами наглядно доказывает работа Совета по хаджу при правительственной комиссии.
Итак, мусульманским религиозным организациям надо быть активнее в инициировании совместных позитивных проектов с государственным участием.
Валиулла Якупов, кандидат исторических наук.