Контакты:

Телефон:
(843)293-42-92
E-mail:
ilyasgf@yandex.ru

Развитие
соответствующих Шариату
биржевых индексных фондов
во время финансово-экономического
кризиса

По мнению Лахема Аль-Нассера, финансовый крах привел к кризису доверия, за которым последовал международный финансовый кризис. Этот кризис продолжал расширяться, захватывая с собой реальные экономики всего мира, и показал то, насколько международные рынки связаны друг с другом и оказывают друг на друга влияние. Цены на нефть и основные товары, на транспорт, в сфере туризма и рынка недвижимости значительно упали, также снизилась и покупательская способность. Везде от Дубая и до Нью-Йорка резко поднялся уровень безработицы, пострадали благотворительные организации. Пострадали все секторы, включая и спортивный, например, Honda отказалась от дальнейшего участия в гонках Формулы-1. Ни один режим и ни одна страна не защищены от этого кризиса. Мир проснулся и осознал значение связи между мировой экономикой и экономикой США, во время экономического кризиса мир ощутил влияние этой связи намного сильнее, чем это было во времена процветания. Кризис также выявил то, насколько распространена капиталистическая идеология, и то, что она проходит через все политические режимы, даже через автократический режим в Китае. Он также показал то, что больше всего во время экономического кризиса страдают развивающиеся страны и формирующиеся экономики мира, в число которых входят многие мусульманские страны, которые в результате понесли большие убытки.
Ожидается, что многие мусульманские страны с быстрорастущими экономиками пострадают от глобального кризиса, рост в которых замедлится, и это будет негативно сказываться на их научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах (НИОКР). Без сомнения, последствия этого кризиса и соответствующее его влияние на мусульманские страны означает то, кто те, кто мало обращают внимания на кризис, в это время должны пересмотреть свою позицию, и использовать более рациональный и реалистичный дискурс. Также очевидно то, что мы не стали свидетелями краха капиталистических стран или дезинтеграции капиталистической системы. Вместо этого, мы могли видеть то, как западный мир мобилизовал все международные силы, чтобы заставить капитализм справится с текущим кризисом с помощью нескольких поправок к системе.
Что действительно потерпело поражение, так это англо-саксонская капиталистическая модель, которая призывает к свободной рыночной системе без вмешательства со стороны государства, с как можно меньшим количеством регулирующего законодательства и ограничений. Этот кризис показал также то, что Исламская финансовая модель не страдает от финансового кризиса напрямую, и то, что Исламская финансовая модель нуждается в политической системе, которая бы приняла эту модель, финансировала и поддерживала ее, потому что ни одна экономическая система не может существовать без соответствующей политической поддержки. В результате кризиса стало очевидным и то, что не хватает исследований в области Исламской финансовой модели на разных языках, чтобы мир мог лучше понять данную систему.
Кроме этого, данный кризис показал недостаток Исламской финансовой модели – нужна такая модель, которая бы была способна покрыть все финансовые аспекты системы, а не сводилась исключительно к Исламскому Банкингу. Мы убеждены, капитализм – система, которая находится сейчас на переходной стадии, капиталистическая система подходит к своему завершению, точно также как социализм, феодализм и буржуазная система в свое время. Этот год является историческим, и мы считаем, что решением для глобального финансового кризиса будет ее следование Исламской финансовой модели, которая будет без сомнений доминировать. Потому что мы знаем, Всевышний установил все так, что на все есть своя причина. По мнению известного специалиста по исламским финансам Эрика Розенбаума, исламские биржевые индексные фонды в ближайшее время получат масштабное развитие по всему миру. Javelin Investment Management – новая компания по биржевым индексным фондам, недавно зарегистрировавшаяся в Комиссии по ценным бумагам и биржам США. Это первый индексный фонд в США, основанный на Исламском индексе. Компания Javelin Investment Management самая последняя из зарегистрировавшихся на международном Исламском индексном фонде Доу-Джонс, среди менеджеров биржевых индексных фондов, которые планируют добиться успеха на уже достаточно переполненном рынке индексных фондов, предлагая первый в своем роде портфель.
JETS Dow Jones Islamic Market International Index Fund, индексный фонд компании, имеет не только преимущество того, что является первым Исламским биржевым индексными фондам в США, но и преимущество, связанное с размером Исламского инвестиционного рынка. По разным оценкам, в настоящее время этот рынок составляет около 700 млд. долларов, и по прогнозам к 2010 году должен достичь 1 трл. долларов. Однако следует отметить, то, что эти оценки включают «инвестиции» в широком смысле понятия, не только взаимные фонды. Консультант по Исламским фондам в Чикаго и Дубаях, компания Failaka, сообщает, что в мире существует 425 взаимных фондов и подобных этим фондам продуктов, с приблизительными активами на 18 млд. долларов США. Эта достаточно большая цифра, если учесть к тому же, по сообщениям крупных изданий США, включая BusinessWeek, что Исламские фонды превосходили по результатам своей деятельности другие фонды, из-за того, что не включали акции финансовых операций. Несмотря на то, что в последующем эти успехи были разъедены в результате снижения активности энергетического сектора, сама идея Исламского инвестирования получила в этом году широкое распространение в печати.
В настоящее время, в США существует несколько взаимных фондов, основанных на принципах Шариата. И только один из этих фондов – Saturna Capital – имел большой успех, активы которого составили более 1 млд. долларов с доходами в 500 млд. долларов и ростом фонда акций (700 млн. долларов), по данным Failaka. Компания Saturna существует с 1989 года, и рост активов данной компании происходил в основном за последние 4-5 лет, так как она получила доступ к крупным розничным фондовым платформам.
Всего же в мире существуют шесть биржевых индексных фондов, выслеживающих Исламские индексы, три из которых относятся к серии фондов iShares European family в Лондоне, управляемых компанией Barclays Global Investors. Эти индексные фонды не привлекли существенных активов. Согласно данным Failaka за первый квартал 2008 года, активы этих шести индексных фондов составляют менее 100 млн. долларов.
Активы трех фондов iShares – MSCI World Islamic, MSCI USA Islamic и MSCI Emerging Markets Islamic – составляют на сегодняшний день 24 млд. долларов, по данным с интернет-сайта iShares. Французская компания BNP Paribas имеет индексный фонд, основанный на индексе Dow Jones Islamic Titans Index, а компания Daiwa Securities запустила Исламский индексный фонд, основанный на индексе FTSE Shari'ah Japan 100 Japanese Equity Index.
Портфель компании Javelin Investment Management будет вторым, среди выслеживающих индекс Dow Jones – индекс Dow Jones Islamic Market International Titans 100 Index. В исключенные виды деятельности входят: алкоголь, традиционные финансовые услуги (банкинг, страхование и т.д.), казино/азартные игры, порнография, производители табачных изделий, продукты из свинины, компании по производству оружия.
Компания Javelin Investment Management создана бывшими руководителями брокерской компании Philadelphia Brokerage. Президент компании Бринтон Фритт говорит, что компания планирует запустить серию биржевых индексных фондов, и они считают Исламские индексные фонды хорошим портфелем для внедрения на рынок США, из-за отсутствия конкурентов и сложившейся Исламской инвесторской базы.
Исламские финансы достигают своей зрелости. Сегодня впервые, Исламские создатели в Малайзии и Ближнем Востоке начинают с нуля разрабатывать новые финансовые продукты и инфраструктуру
– разработки, которые представляют собой не просто аналоги традиционных продуктов, «обернутые» в Шариатскую структуру, а чисто Исламские продукты от начала до конца.
Так, уже в этом году, как напоминает Ник Феркусон, для развития оптового Исламского рынка капитала, Шариатский консультативный совет Малайзии одобрил соответствующую Шариату товарную биржу, а также дал толчок для начала осуществления операций по одалживанию и кредитованию ценными бумагами, что будет способствовать созданию и погашению Исламскими биржевыми индексными фондов (ETF) своих акций. Первый Исламский биржевой индексный фонд начал работу в январе этого года.
Наличие широкого выбора соответствующих Шариату базовых активов очень важно для рынка структурированных продуктов, и прежде всего для создателей акций. Часто соответствующие Шариату финансовые инструменты, не имеют своего рынка волатильности – изменения биржевых индексов, что затрудняет управление рисками для провайдеров, поэтому они (финансовые инструменты), как правило, неликвидны, дорогие и труднодоступны.
Создатели финансовых продуктов, имеющие фиксированный доход, живут сейчас лучше. Растущая популярность Исламских облигаций создает для них больше работы, выпуски сукук начинают сейчас распространяться за пределы Исламского мира, так как заемщики начинают ценить их значение в качестве средства для доступа к новым рынкам. Не так давно Германия выпустила исламскую облигацию, также задумывается об этом и Великобритания.
Однако много капитала сконцентрировано на рынках традиционных структурированных продуктов в Азии и как раз там сейчас идет основная работа по разработке Исламских продуктов. Понадобилось много времени, чтобы дойти до этой ступени.
Г-н Норфаделизан Абдул Рахман, руководитель отдела по разработке финансовых продуктов в Bursa Malaysia (фондовая биржа Малайзии), описывает эволюцию Исламских финансов следующим образом: заимствование (традиционной системы), конверсия – превращение в собственно исламскую модель (пояснение наше – Х.Р.), а сегодня уже – подлинная архитектура. «В прошлом, большинство инновационных Шариатских продуктов были основаны на заимствовании – изучение традиционных продуктов и Шариатском обосновании этих продуктов для применения в Исламском пространстве», – сказал он во время недавнего форума в Куала-Лумпур по структурированным продуктам на основе Шариата.
Эта фаза заимствования привела к тому, что в Малайзии были одобрены варранты, фьючерсы и привилегированные акции на неочищенное пальмовое масло, начиная с 1990-х годов. Этот же процесс позволил 85% всех компаний зарегистрированных на данной бирже, быть одобренным в качестве Исламских акций.
Следующая ступень состояла в том, чтобы взять традиционные продукты, которые не приемлемы по Шариату, трансформировать и воспроизвести их. Еще в 1998 году, Исламские финансисты создали фьючерсные сделки на основе фондовых индексов, а позже Исламские инвестиционные трасты недвижимости и биржевые индексные фонды (ETFs). Мировой экономический спад повлиял на Исламские рынки, однако малазийские инвесторы не пострадали также сильно как инвесторы в Гонконге и Сингапуре, вкладывающие в структурированные продукты. Причину этого поясняет Ангелин Онг, руководитель отдела по структурированным продуктам в Citibank в Малайзии: «Малайзия защищена в том смысле, что она имеет необходимую нормативную базу», в связи с чем «Малайзия была защищена от таких случаев, как, например, случай с миниоблигациями банка Lehman Brothers и так далее – многие наши продукты достаточно консервативны по своей сути и защищены банками Малайзии». Однако, некоторые инвесторы, вкладывающие в товарные продукты и ценные бумаги, связанные с акциями, ожидают сейчас нулевую прибыль от них. Они испытывают примерно то же, что и клиенты в Сингапуре и Гонконге, но в меньшей степени.
Малазийские инвесторы покупает структурированные продукты различных форм. Прямые инвестиции в продукты, основанные на деривативах , были разрешены только с 2005 года и все еще предоставляются только отдельным богатым инвесторам. Минимальный размер инвестиций для них составляет 250,000 ринггитов (70,300 долларов США) или 100,000 ринггитов, инвестиции меньшего размера допустимы только для так называемых квалифицированных имеющих очень высокие доходы лиц. «Срок первого поколения малазийских структурированных продуктов истекает в первой половине следующего года, поэтому будет интересно узнать, что получится в результате этих продуктов, и как они повлияют на рынок и настроение инвесторов», – говорит Аида Мастура, руководитель по инвесторским продажам в банке Citi Malaysia.
Структурированные депозиты, которых Комиссия по ценным бумагам предпочитает называть свободно обращающимися депозитными инструментами с плавающим курсом, составляют на данный момент большую часть рынка, в целом две трети. Как утверждает Ахмад Чодри, специалист по Исламским финансам банка Royal Bank of Scotland, Исламские финансовые модели также предлагают различные решения, отличные от традиционных, которые привлекательны как для мусульман, так и немусульман.
По его словам, отличным примером является Исламская ипотека. В случае традиционного жилищного кредитования, будущий владелец дома берет у банка в взаймы деньги, инвестирует их в имущество и выплачивает этот кредит в течение определенного времени, с надбавкой процентов. «Единственное обстоятельство, при котором банк заботиться о стоимости вашего имущества – в случае вашего дефолта», – говорит г-н Чодри, в то время как «в Исламском финансировании банк покупает имущество вместе с вами – вы делите риски между собой».
Согласно этому типу Исламской ипотеки, инвестор может купить 10% имущества, в то время как банк покупает остальную часть. По истечении времени инвестор выкупает у банка долю в капитале и также платит ренту за долю банка. Самое важное то, что инвестор покупает эту долю (банка) за рыночные цены, и это означает, что банк рискует – так как стоимость имущества с течением времени может измениться. «Такого в традиционных финансах нет. Разделение рисков (курсив наш – Х.Р.) является центральным принципом в Исламском финансировании», – говорит г-н Чодри.
Но, конечно же, существуют некоторые противоречия, которые возмущают как консервативных Исламских ученых, так и немусульманских скептиков. Если разделение рисков является для Исламского финансирования центральным понятием, то можно было бы ожидать того, что Исламские финансовые институты должны скорее действовать как венчурные компании , чем как банки. Но они этого не делают – и на то есть причина. Банковская система, построенная на акционерном инвестировании, окажется намного более нестабильной, и на практике приведет к тому, что Исламские банки будут иметь такой же уровень риска, как и западные банки.
Одним из ключевых методов при этом является использование бенчмаркинга . Например, как в случае с ипотекой. Как объясняет г-н Чодри, при финансировании, основанном на Шариате, нет способов определения арендной платы, поэтому она просто ориентируется на процентные ставки, которые, по-видимому, приемлемы для Исламских ученых, поддерживающих такие структуры.
Это особенно важна при создании халяльнах структур по акционерному участию, так как нормы Шариата устанавливают, что прибыль, получаемая в результате сделки, должна быть согласована между сторонами заранее. А это абсолютно невозможно в продукте, привязанном к доходу от доли в базовом активе. Поэтому, Исламские создатели финансовых продуктов имеют два способа решения проблемы.
Первый вид сделки этот мурабаха, или если точнее две сделки. При осуществлении обычной торговли на один год, первый контракт длится 364 дня, где банк обязывается выплатить деньги инвестора обратно по номинальной цене. Затем, в случае, если за это время соответствующий индекс повысился, банк заключает на один день контракт, по которому обязуется выплатить инвестору разницу от повышения индекса за эти 364 дней. Это наиболее распространенная структура в малазийских продуктах, связанных с акционерным участием. На Ближнем Востоке, Исламские создатели финансовых продуктов часто основываются на форме бенчмаркинга, именуемого ваад, по которому банк обещает купить у инвестора портфель из соответствующих Шариату акций, с добавлением прибыли, ориентируемой на традиционный колл-опцион.
Несмотря на то, что эти структуры сильно напоминают своих традиционных собратьев, они представляют свои трудности для создателей финансовых продуктов. Продукты, создаваемые на основе Шариата, обходятся дороже, так как в их структуру встроено больше комиссионных, – например, плата за дополнительную юридическую работу и за одобрение ученых, – кроме этого в Шариатских финансовых инструментах, лежащих на основе фьючерсных и опционных контрактов, больше разница между ценой покупки и ценой их продажи.
Однако одной из основных проблем является волатильность. «Вы заметите, что в случае Исламских акций волатильность достаточно высокая, и это означает, что, для того, чтобы предлагать финансовые продукты с Исламскими базовыми активами, вы должны уметь управлять рисками. И проблема в том, что рынка волатильности здесь не существует», – говорит г-н Чодри. Таким образом, он очерчивает вектор деятельности по усовершенствованию глобальной мусульманской финансовой системы на ближайшее время – создание волатильного финансового рынка.
«В Исламских банках сконцентрировано много денег, но недостаточно активов, в которые их можно вкладывать», – говорит г-н Ли Кок Кван, глава по бюджету в банке CIMB, и продолжает: «по части депозитов в этих банках всегда много ликвидности». Из этого вытекает другое направление работы по усовершенствованию исламских финансов – создание хозяйственной инфраструктуры в дополнение к монетарному обороту.

Подготовил Ринат Хабибуллин