Контакты:

Телефон:
(843)293-42-92
E-mail:
ilyasgf@yandex.ru

Интервью с Назипом Файзрахмановичем Исмагиловым-Наккашом

- Здравствуйте, уважаемый Назип Файзрахманович! Расскажите, пожалуйста, немного о себе.

- Я родился 30 июля (по паспорту, фактически – 2 августа – Х.Р.) 1948 года в деревне Эчиле (Усали) Мамадышского района в семье колхозника. Проучился в тамошней школе, а затем в течение 7 лет работал там учителем рисования, художником-оформителем. Я был старшим из 6-ти детей нашей семьи, поэтому мне приходилось много работать. Послушав советов друзей и близких и своего сердца, решил продолжить образование в Казани. В 1974 году поступил учиться на филолога на историко-филологический факультет Казанского государственного университета (КГУ).
В своей дипломной работе я исследовал книгу «Мэшмугыль хикаятов» (Сборник рассказов) 18 века, моим научным руководителем был известный ученый Хатыйп Усманов. КГУ я закончил в 1979 году по специальности «преподаватель татарского языка и литературы». Сразу же по окончании университета я устроился на работу младшим научным сотрудником в Институт языка, литературы и искусств (ИЯЛИ) им Г.Ибрагимова, где и работаю по настоящий день как старший научный сотрудник по текстологии – науке по изучению древних текстов.

- Каково направление ваших научных исследований как текстолога?

- Я изучаю средневековую татарскую литературу по рукописям и научным книгам. Среди последних моих работ можно отметить перевод на современный татарский язык книги «Фазаилушь-шэхер» (Преимущества различных месяцев), написанную в 1854 году ученым Мамадышского района. В свое время данная книга была одним из немногих источников по изучению татарского и персидского языков в татарских медресе. В этой книге морально-этические ценности преподносятся через различные иллюстрации, рисунки и т.д. В 1994 году издательство «Иман» выпустило эту книгу тиражом в 25000 экземпляров. Тогдашний муфтий нашей республики Габдулла хазрат Галиуллин, не поставив меня в известность, переиздал эту книгу в одном из издательств Казани по улице Миславской тиражом в 50000 экземпляров, который раскупили всего за год. Я думал обратиться по этому поводу в органы, надзирающие за нарушением авторских прав, однако в итоге постыдился предавать религиозного деятеля суду. Затем то же издательство «Иман» переиздало книгу тиражем в 15000 экземпляров, который тоже достаточно быстро раскупили. У меня самого осталось только 2 экземпляра данной книги.

- Тогда в Татарстане был расцвет религиозного движения – мусульманская литература печаталась в достатке!

- Да, тогда же были изданы и другие мои книги. Одной из таковых стала работа «Гыйбрэтле хикэятлэр» («Нравоучительные рассказы»), описывающие историю суфиев, царей и пророков. Она вышла тиражом в 5000 экземпляров и разошлась за 2 года. У меня выходили и статьи в периодических изданиях, в частности в газете «Ватаным Татарстан».
В этом году вышел сборник басен «Калиля и Димня» (имена шакалов), написанный в 8 веке арабским писателем Ибн Аль-Мэкаффагом и переведенный на многие европейские, русский языки. На татарский язык работу в 1888 году перевел брат известного татарского просветителя Хусаина Фаизханова Габделлгалям Фаизханов, который учился в Казани и Уфе, а жил под Нижним Новгородом. Впервые на татарском языке книга была издана в 1889-1891 годах. И вот через 120 лет я перевел книгу на современный татарский язык.
Занимался я и работой Насретдина Рабгузи «Кыйссас-ль-энбия» (История пророков) 1311 года, в которой много аятов Корана. Данную книгу, написанную на древнем диалекте уйгурского языка, недавно неудачно уже переводила группа женщин, поэтому я занялся этой работой на научном уровне. Также работал над работой 18-19 веков «Поэтические рассказы» Об этих работал я писал и научно-популярные статьи в различных газетах и журналах – имею около 40 подобного рода публикаций. Неплохо владею арабским, персидским и древне-турецким языками. 6-7 лет назад я проходил курсы по арабскому языку в Татаро-американском институте (ТАРИ). Там же учился и мой старший сын, Наиль, продолживший затем образование в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) по специальности «арабский и английский языки».

- Мы знаем Вас и как известного каллиграфа...

- Да, мои способности идут от моих дедов и отцов, что дает мне возможность на высоком уровне заниматься каллиграфией. Мои каллиграфические работы, шамаили выходили в журналах «Идел», «Сююмбике», «Ялкын», но больше всего моих работ издал журнал «Мирас» – 26. В центре шамаиля изображаются Коран и хадисы, по краям, как правило, – созвучные им стихи из татарских писателей и поэтов, начиная с Кул Гали и заканчивая Мусой Джалилей. Более всего шамаилей – 15 – у меня посвящены Габдулле Тукаю. 28 августа 2008 года в музее Г.Тукая прошла большая встреча с участием каллиграфов, после чего была организована масштабная экспозиция, которая проработала 2 месяца. На этой выставке у меня экспонировалось 15-16 тугр, в т.ч. посвященных Тукаю. В своих работах обычно я использую и творчество таких татарских писателей, как Саиф Сарайи, Хусаин Катип, Мухаммедьяр, Дэрдемэнд (Закира Рамиева), Мазит Гафури и других. Я делаю также декоративные шамаили, использую фольгу и другие материалы, в основе которых лежат также Коран и хадисы, реже – стихи татарских поэтов. Мои работы имеются во многих музеях Казани, России и других странах мира. Один голландский профессор купил 2 моих работы. Татары увезли мои работы в Вашингтон, Сан-Франциско, Нью-Йорк и другие города США. Мои работы есть в Англии, Франции, Румынии, Австралии, Финляндии, московском Музее этнографии и санкт-петербургском Эрмитаже: подарок директору – шамаил, его заместителю – тугру.

- Можно ли немного подробнее основаться на рассказе о туграх?

- Что касается жанра тугр, то его я, можно сказать, самостоятельно восстановил, поскольку эта традиция среди татар была прервана на долгое время. Этот жанр в свое время был популярен у турок – турецкие султаны с их помощью выпускали различные документы, чеканили монеты. У турок этот жанр был воспринят крымскими татарами, появились татарские тугры классического и индивидуального стилей. На туграх изображались корабли, птицы и др. предметы и животные. В разное время существовали и фамильные знаки различных людей, через которые удавалось передавать темперамент человека и другие черты характера и его индивидуальные особенности. Такого рода фамильные знаки по сей день используются многими писателями, певцами и другими деятелями. Эти знаки применяются в качестве экслибриса – книжной печати, особенно среди писателей-сатириков, украшения и личного знака у юмористов и т.д. Я выполнял такого рода заказы, в частности, для Фэнзамана Баттала, Марселя Галеева, Разиля Валеева, Лейли Дэулетовой и других известных личностей.

- Насколько я знаю, тугры делают из различных материалов и разных форм ...

- Да, в частности из стекла: личные, семейные (герб) – имена отца, матери, детей, к которым добавляются разного рода пожелания (скажем, такие, как «Да окажет им Аллах свою милость!»). Что касается форм этих знаков, то они бывают овальные, круглые и другие. На сегодняшний день я сделал уже более 1000 тугр, около 550 из которых – на стекле. Для молодожен создаются особые, никаховые тугры, где указываются их имена, фамилии, фиксируются такие понятия, как любовь (мэхэббэт), близкая дружба (элфэт), союз (иттифак) – наподобие русского высказывания для вступающих в брак – «Совет да любовь!». Все это придает крепость семье. Одними из видов искусства у татар являются декоративно-прикладное и графический виды. В них может находить отражение уважение к семье, личности, нации и т.д. Сам я рисовал тугры и для русских, и для представителей других национальностей, в частности, для дагестанского поэта Расула Гамзатова.

- Известно ваше пристрастие рисовать экспромтом. Где это получается чаще всего?

- Чаще всего работаю экспромтом на сабантуях, где чаще всего выступаю как представитель Палаты художественных и народных промыслов РТ. С 2000 года я ежегодно участвую и в московском сабантуе, где экспонирую и продаю свои работы. Я участвовал в 4-м форуме российских мусульман в Нижнем Новгороде, где я экспонировался в Нижегородской областной библиотеке. Там я рисовал экспромтом для аварцев, ингушей, дагестанцев и других народов Северного Кавказа. Работу я вел совместно с известным русским каллиграфом Владимиром Поповым. Всего же я принял участие в 44 выставках, 16 из которых – персональные. В последние годы участвовал в международной выставке, посвященной Корану, в столице Ирана Тегеране в 2001 году. На ней я экспонировал 25 работ. На международную выставку-ярмарку в столице Турции Анкаре в конце ноября – начале декабря 2006 года я также выставил 25 работ, будучи единственным представителем Казани. Одна из последних выставок состоялась в Санкт-Петербурге с 16 по 21 сентября 2008 года в Санкт-Петербурге. В ней приняли участие представители 25 стран Европы – Германии, Италии, Франции, Украины, а также США, Иордании, Монголии, Индии, Китая, Армении, Белоруссии, различных регионов России. Туда я привез 7 работ, 3 из которых оставил в декоративном музее, прочитал 2 лекции и продемонстрировал мастер-класс. Из будущих мероприятий необходимо отметить выставку каллиграфии в выставочном центре «Сокольники» в Москве, которая должна состояться с 9 по 14 декабря 2008 года. Представители Франции, США попросили выставку показать и у них, а также оставить у себя мои работы до 2010 года.

- Среди сфер ваших интересов выделяется не только научная, но и преподавательская деятельность...

- Я преподавал каллиграфию в Татарском государственном гуманитарно-педагогическом университете (ТГГПУ) на протяжении 5-6 лет, в РГГУ и РИУ лет 8. С сентября этого года я преподаю дисциплину «арабская каллиграфия» на факультете дизайна и изобразительного искусства Казанского государственного химико-технологического университета (КХТИ). О моем творчестве уже вышло 53 статьи, сам я написал о народном художественном творчестве порядка 20 статей.

- Для меня лично всегда было интересно, с чем связано взятие вами псевдонима Наккаш?

- В свое время, в 1989 году, в газете «Ватаным Татарстан» работал фотографом Н.Исмагилев, которого многие люди путали со мной. Чтобы не было такого ошибочного отождествления я и взял себе псевдоним Наккаш. Корень этого слова означает узор, изображение узоров на камне, гравер, в широком смысле – художник-график. Меня всю жизнь окружает буква «н»: самого меня зовут Назип, сыновей – Наиль, Нияз и Назим.

- О вас известно и то, что вы работаете над оформлением многих книг...

- Вот уже 15 лет я оформляю «Татарский мусульманский календарь» под редакцией Фании Хузиахметовой. В мечети Кул-Шариф с 12 августа по 1 декабря экспонируется моя персональная выставка и генеалогическое древо (шэжэрэ) моего рода, которую посетили много наших соотечественников и туристов, особенно в августе-сентябре. Я рад, что к моему 60-летию в центре города многому числу людей удалось соприкоснуться с нашим народным творчеством!

Беседовал Ринат Хабибуллин